Наши работы

8_11 8_6 2_2 2
Топ
    Облако меток
    Форум
    Ноябрь 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Июль    
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930  
    на главную / Библиотека / Рыцари / Рыцари: Крестовые походы. Часть 1.

    Осада

    0000061Осадное искусство называли греческим термином poliorketikos в Западной Европе, где оно пришло в упадок начиная с эпохи Хлодвига и было почти совершенно забыто ко времени начала норманских набегов. Оно быстро возродилось в Западной Европе благодаря опыту, приобретенному в крестовых походах, и византийской и сарацинской технике осады. Ломбардские и генуэзские инженеры сохранили и даже обогатили традиции римского вооружения: они сыграли большую роль при овладении Никеей Антиохийской и Иерусалимом в 1097-1099 гг.
    Продолжительные осады вошли в обычай, тогда как прежде феодальная система позволяла собирать войско в среднем не более чем на четырнадцать дней в год и давала сеньорам полное ощущение неприступности за стенами крепостей.
    Даже король едва ли мог разрушить замок своего неверного вассала из-за отсутствия постоянной армии. С XII по XV вв., от Филиппа Августа до Людовика XI, монархи, проводившие политику централизации, прилагали огромные усилия для подчинения феодалов своей власти. Однако с прогрессом в искусстве ведения осады развивались и оборонительные средства, которые во Франции достигли высшей степени совершенства. Можно сказать, что оборона была важнее наступления до середины XV в., и только усовершенствование осадной артиллерии развеяло последние иллюзии баронов и вынудило их склониться перед могуществом королевской власти’.

    Подкоп и мина

    ОСАДА, МИННАЯ ГАЛЕРЕЯ

    0000069Иллюстрации показывают лучше длинных описаний технику подкопа и минирования. С XI или XII в. наиболее могущественные нормандские сеньоры, такие как дядя Вильгельма Завоевателя в Арке, устраивали подземные галереи под фундаментами своих замков на уровне дна рва, чтобы следить за всеми движениями саперов противника.
    В войске Филиппа Августа был даже отряд военных инженеров, распоряжавшихся работами саперов, минеров и землекопов. Набиравшиеся из простонародья, не умевшего владеть оружием, эти команды формировались по мере необходимости.
    Галереи и машикули, многие образцы которых мы показывали, были изобретены для борьбы против подкопов, а сами саперы защищались подвижными навесами, которым они давали разные названия: «поросенок», «свинья», «кошка», «виноградник» и т.п.
    Операция была настолько эффективной и устрашающей сама по себе, что неоднократно крепости сдавались даже до подрыва подкопа, как, например, замок Ларош-Гийон, осажденный англичанами в 1419 г. Обычно осаждавшие приглашали осажденных убедиться de visu в готовности подкопа, и часто, «узрев собственным оком» готовый подкоп, незадачливый комендант предпочитал сдать крепость.
    Мина, изготовление которой требовало гораздо большего времени, имела большое преимущество, оставаясь большую часть времени невидимой, и в силу этого производила большой эффект своей неожиданностью.
    Чтобы отразить эту ужасную угрозу, архитекторы создавали специальную противоминную галерею, в которую попадали минеры противника, где им устраивали жаркую встречу. В том случае, если галерея осаждавших проходила под противоминной галерей, осажденные проделывали в ней отверстия и пускали туда воду, чтобы затопить минеров. Знаменитый донжон Куси располагал для этого водным источником в своей противоминной галерее.

    ОСАДА

    1. Бастион из земли и фашин. В нижней части видно отверстие туннеля, по которому выдвигаются телескопические укрытия, прикрывающие саперов, засыпающих ров. 2. Саперная «кошка», называвшаяся также «виноградом», с кабестанами, помогающими ее двигать. Деревянные машины чаще всего закрывались от огненных снарядов завесой из сырых шкур, но иногда для этой цели использовали дерн и даже навоз. Использование стальных листов было редкой роскошью. Очевидно, что рабочие, вращающие блоки кабестана, также защищались от выстрелов осажденных деревянными или плетеными щитами. 3- Простая минная галерея. 4. Осадная корзина из ивовых прутьев. 5. Мантелет. Лучники и арбалетчики играли во время осады чрезвычайно важную роль. Их бесчисленные стрелы должны были мешать осажденным строиться в боевые порядки в угрожаемых местах. Оказыва-ясьтаким образом главной мишенью для осажденных, стрелки передовой линии располагались за легкими передвижными щитами. 6. Шарклоа, или колесный мантелет. 7. Приступ с помощью осадных лестниц, называвшихся «эшелладами». Этот маневр, производимый иногда крупными военачальниками, например дю Гекленом, требовал исключительной быстроты и решительности исполнителей. Однако он вызывал почти всеобщее негодование, даже среди товарищей знаменитого рыцаря, обвинявших его в том, что он «унижает искусство войны». 8. Шат-шастель (или шас-шастель) после неудачной попытки преодолеть подъемный мост у барбакана. Люди, приставленные орудовать тараном, пытаются выбраться из-под обломков. 9- Настенный ворон — устройство для захвата солдат у тарана. Другой тип крюка — огромный и висящий на тросах — служил для захвата воинов за голову. Крюк называли волком или волчицей. 10. Машина, именовавшаяся кошкой или аистом, иногда устанавливалась на колесах. Очевидно, что ее можно было использовать только внезапно. 11. Лестница на подвижном лафете. Ее выдвшили вперед, окружив большими плетеными мантелетами. Пользовались также и раздвижными лестницами, вроде тех, которыми пользуются современные пожарники. Лестница раздвигалась из секций, входивших в паз друг другу и т.п. 12. Саперный мускуль. Под его защитой саперы подходили к стенам, затем его переворачивали и мускуль служил им кровлей. 13. Бретешь, сооруженная наскоро, чтобы залатать часть обрушившейся в результате подкопа стены. Наступающие замерли при виде этого неожиданного препятствия. Первоначально термин бретешь применялся для обозначения защитных сооружений и башенок в палисадах; затем им обозначали каменное или деревянное сооружение, выступающее для защиты ворот или иных входов (смотри план замка). 14. Маленький шат-шастель или фокон, который называли также журавлем. 15. Осадная башня, называвшаяся каланчой, «башней для порки» и шас-шасто (если ее основание служило укрытием для саперов), или еще свиньей (если на ней устанавливались метательные машины). Это огромное сооружение двигалось с помощью таких же приспособлений, которые показаны на рис. 2. 16. Небольшие настенные метательные машины. Одна из них только что метнула бочку с горючей смесью в башню осаждающих. Машины, показанные здесь, широко использовались во всех странах. Немец Зейтблом, живший в XV в., оставил точные чертежи некоторых таких машин, равно как и анонимные иллюстраторы «Пиротехники Анцелота Лотарингского» «Вультурия», «Записок с Востока и Запада». «Рассказов древних поэтов» и т.п. Другие авторы XV и XVI вв. приводят множество изображений подобных машин по древним эскизам но с такими фантастическими деталями и таким очевидным отсутствием знания, что из них можно извлечь лишь отдельные фрагменты оригинальных планов, увы, видимо, утраченных навсегда. Многие изображения являются не более чем плодом воспаленного воображения, как, например, огромное колесо с лопастями, на которых укреплены арбалеты знаменитого изобретателя великого Леонардо да Винчи.

    При отсутствии таких дорогих устройств у осажденных не было другого средства борьбы, как только вести контрподкоп и стараться соединить его с подкопом противника. Это им чаще всего удавалось. Множество людей бились без пощады плечом к плечу при тусклом свете фонарей. Иногда эти стычки принимали в высшей степени куртуазный характер, когда сеньоры настаивали на своем праве помериться силами с благородным противником в фехтовании под землей.
    Во время осады Мелуны в 1420 г. произошла целая серия поединков в месте соединения подкопа и контрподкопа1. Надежно укрепив стены галереи, саперы обеих противоборствующих сторон удалились и уступили место благородным бойцам, которые в полном соответствии с турнирным этикетом бросали друг другу вызов и дрались холодным оружием. Английский король Генрих V и множество сеньоров принимали участие в этих своеобразных турнирах; они расточали друг другу похвалы, и некоторых бойцов даже произвели в рыцарское достоинство.
    Этот курьезный эпизод, больше подходящий для романа, чем для реальной войны, показывает, до какой степени деградировал рыцарский дух. Комендант замка, Арман Гильем де Барбазан, названный позднее Карлом VII «рыцарем без упрека», но ныне совершенно забытый, пробыл в тюремном заключении восемь лет после капитуляции2 вместе со своими товарищами, поскольку многие из его соратников, «избегавшие дружбы и близости Бургиньонов», добровольно остались с ним.
    В своей «Обвинительной квадрилогии» Ален Шартье3 заклеймил обычай сеньоров, для которых имели значение только турниры и парадные выезды, наниматься к тому, кто больше предложит, будь то Франция или Бургундия, и всегда готовых изменить.

    Это нерадивое дворянство, чуждое дисциплины и избегающее трудностей походной жизни, часто отказывалось служить под командой опытных капитанов. В окружении множества спесивых нахалов, сеньоры, облаченные в тяжелые, почти неуязвимые доспехи, чувствовали себя заслуженными ветеранами. Шартье говорит о них; «Каждый хотел составлять партию и быть сам себе головой. И столько оказывалось ше-ветанов (капитанов) и мэстров (рыцарей в благородном вооружении), что невозможно было найти ни рядовых бойцов (оруженосцев), ни варлецов (вооруженных слуг)1. Теперь достаточно опоясаться мечом и облачиться в кольчугу, чтобы стать капитаном».
    В эту эпоху, особенно драматичную во французской истории, Жанна Д’Арк попыталась восстановить дух народа, измученного гражданскими войнами, спровоцированными заносчивыми сеньорами и разрухой, а также английскими завоеваниями.
    Многие дворяне откликнулись на этот призыв: Виллар, Матиас, Сентрай и его брат Потон, бастард Орлеанский Дюнуа, Жак де Шабанн, Теольд де Вальперг, Этьен де Виньоль, по прозвищу Ла Пир. Они взяли на вооружение не вполне безупречные, но эффективные методы дю Геклена предшествующего столетия (например, штурм с помощью осадных лестниц).
    Минная война, также начиная с середины XV в., использовала мощь пушечного пороха. Сиенский архитектор Франчес-ко ди Джорджио Мартини оставил нам детальное описание его использования.Осадные пловцы
    Эти специалисты также были известны нашим предкам. Гийом Бретонский сообщает, как один опытный пловец по имени Гальберт перетащил на веревке несколько глиняных горшков, наполненных горючей смесью для поджога замка Шато-Гайар в Анделисе в 1203 г.

    Связанные записи

    Оставить комментарий