Наши работы

3_6 7_3 1_4 латные рыцарские руки
Топ
    Облако меток
    Форум
    Ноябрь 2017
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Июль    
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    27282930  

    Архив рубрики «Средневековые войны»

    Конец эпохи крестовых походов

    В 1261 году византийцы завоевали Латинскую империю, сумев изгнать крестоносцев. В 1266 году мусульмане освободили Антиохию. В 1270 году состоялся Восьмой крестовый поход. На этот раз Людовик IX Святой выса­дился в Тунисе, где вся его армия и он сам погибли от чумы. В 1289—1291 годах мусульмане изгнали христиан из Триполи. Пал последний оплот христиан в Святой зем­ле — крепость Акра. Это знаменовало конец эпохи крес­товых походов. Во владении крестоносцев остались толь­ко Малая Армения (Киликия) и остров Кипр. Таким обра­зом, крестовые походы для европейцев с военной точки зрения закончились полной неудачей. Однако они проло­жили новые торговые пути и способствовали сближению культур Запада и Востока.

    1217-1221 годы

    Пятый крестовый поход. Он был на­правлен против Египта. Его возглавили король Венгрии Андрей II, австрийский герцог Леопольд и правители госу­дарств крестоносцев. Поход увенчался взятием крепости Дамиетты, но распри среди его участников помешали раз­вить этот успех и удержать город

    1228-1229 годы

    Шестой крестовый поход. Во главе ры­царей встал германский император Фридрих II Штауфен. Он сумел в ре­зультате мирных переговоров вернуть Иерусалим христианам. Фридрих II провозгласил себя иерусалимским ко­ролем, но не получил поддержки Римского Папы и знатных феодалов.

    1248-1254 годы

    Седьмой крестовый поход. Был организован французским королем Людовиком IX, который за свою набожность по­лучил прозвище Святого. Людовик высадился в Египте, захватил ряд крепостей, но потерпел поражение под Каи­ром и попал в плен. Был освобожден за огромный выкуп, который собирала вся Франция.

    3_84_8

    Связанные записи

    1147-1149 годы

    Второй крестовый поход. В 1144 году пало графство Эдесса. Стало очевид­но, что без нового похода рыцарям в Аутремере не выстоять. Для их под­держки на Восток отправились ко­роль Франции Людовик VII и герман­ский император Конрад III. Организацию похода взял на себя аббат Бернар Клервосский. Поход закончился поражением крестоносцев: немецкое войско было раз­бито под Дорилеем, а французы — при осаде Дамаска.

    1189-1192 годы

    Третий крестовый поход. Он состоялся после поражения крестоносцев в битве при Хиттине в 1187 году и последовав­шей после этого сдачи Иерусалима. Армии крестоносцев возглавили гер­манский император Фридрих I Барба­росса, английский король Ричард I Львиное Сердце и король Франции Филипп II Август. Морской поход Ричарда ознаменовался захватом Кипра и Акры на побережье Палестины. Од­нако освободить Иерусалим ему так и не удалось, несмотря на рыцарскую доблесть.

    1202-1204 годы

    Четвертый крестовый поход. Вместо того чтобы высадиться в Палестине или Египте, как это планировалось вначале, крестоносцы ока­зались под стенами православного Константинополя. В 1204 году они захвати­ли город. В землях Византии кресто­носцы основали так называемую Ла­тинскую империю.

    1212 год

    Крестовый поход детей. Он начался с проповеди двух одержимых под­ростков о том, что Бог отдаст Свя­тую землю в руки непорочных де­тей и само море расступится перед ними. В походе участвовали тыся­чи детей из Франции и Германии. Принято считать, что большин­ство из них были погружены на корабли в Пизе и Марселе. Часть их погибла в штормах, а часть была продана в рабство на Востоке.

    1_82_8

    Связанные записи

    1096 год. Весна

    По призыву монаха Петра Отшельника (Пустынника) начал­ся крестовый поход бедноты. Во главе с монахом и обед­невшим рыцарем Готье Санзавуаром (Вальтер Голяк) крестоносцы достигли Константинополя. Оттуда они перепра­вились в Малую Азию. Без средств и хорошей организа­ции, они представляли собой толпы попрошаек и грабите­лей. Многие бедняки погибли в столкновениях с населени­ем христианских стран — Германии, Венгрии, Болгарии и Византии. После переправы через Босфор крестьяне были разбиты сельджуками. Кто-то попал в рабство. Остатки кре­стьянских отрядов соединились с рыцарским ополчением и продолжили поход. Готье погиб под Никомедией, а Петр Отшельник окончил свою жизнь в монастыре во Франции.

    1101-1103 годы

    Это был поход нового рыцарского ополчения в поддержку первых крестоносцев под руководством герцога Баварского Вельфа, епископа Иланского Ансельма и герцогов Бургунд­ского и Аквитанского. Из-за бездарного руководства экспе­диция закончилась неудачно. Рыцари потерпели ряд пора­жений от сельджуков султана Кылыч-Арслана.

    1096-1099 годы

    Поскольку сразу три европейских монарха в это время находились под церковным отлучением (Вильгельм II Ан­глийский, Филипп I Французский и гер­манский император Генрих IV), поход в марте 1098 года воз­главили герцоги и гра­фы. Войска крестонос­цев переправили в Ма­лую Азию византий­цы. Была одержана победа над войском султана Кылыч-Арсла­на I при Дорилее. В марте 1098 года крес­тоносцы захватили Эдессу, а затем — столицу Сирии Аитио-хию. 15 июля 1099 года в результате яростного штурма крестоносцами был взят Иерусалим. Рыцари основали четыре королевства: Иерусалимское, Антиохию, Эдессу и Трипо­ли. Завоевание Аутремере, или Нижних земель, которое сопро­вождалось повсеместно чудовищными жестокостями и грабежами, было завершено.

    9_77_78_7

    Связанные записи

    Штурм и осада рыцарского замка

    Взять штурмом укрепленный рыцарский замок было очень трудно. Стены его высоки, ров глубок. Ворота, подобраться к которым вплотную мешали ров и подъемный мост, изготовлялись из прочного дерева, окованного железом. Подступы к замку нередко прикрывал частокол из заостренных бревен, а до­рогу к воротам — оборонительная башня-барбакан.

    Штурм

    Лезть на непри­ступные стены могли только люди, совершенно лишенные рассудка. По­этому замки не столько штурмовали, сколько пытались взять измором. Заключив замок в кольцо, в него не про­пускали подводы с провиантом. Рано или поздно голод да­вал о себе знать — и замок сдавался. Однако при осаде много продовольствия требовалось и осаждавшим. Неред­ко случалось, что и обитатели замка, и их враги голодали одновременно. Если же замок стоял на острове посреди реки или на морском берегу, захватить его можно было, воспрепятствовав подвозу продовольствия на судах. В противном случае осада ничего не дава­ла, и такой замок нужно было штурмовать.

    Хитроумные подкопы

    При осаде замка в первую очередь действовали смекал­кой, а уж только потом гру­бой силой. Под стены и башни старались подвести подкоп. Дойдя до основания фундамента, под ним рыли яму, набивали ее дровами, а то и свиными окороками, если они имелись под ру­кой, и поджигали. Пламя от сала и дров обычно бывало таким сильным, известь, скрепляв­шая кладку, разлага­лась, и часть стены или башня обру­шивались. Именно так. например, в 1215 году был взят замок Рочестер. В замок Шато-Гайар в 1203 году французы проникли через… отхожее место, отверстие в котором оказа­лась достаточно широким для того, что­бы в него пролез человек.

    Метательные машины

    Сломить мужество защитников замков пытались при помощи метательных ма­шин. В Средние века их научились стро­ить из дерева. Такие машины подвозили к замку и непрерывно обстреливали его. Тяжелые камни падали на замок день и ночь, проламывали крыши, убивали людей… Осаждавшие тащили к замку тухлятину со всей округи. Нередко животных убивали специально. Их трупы выставляли на солнцепеке, что­бы потом забрасывать за стены крепо­сти. Метали в замок и зажигательные снаряды: мешки, набитые паклей, шер­стью и политые маслом, глиняные сосуды с нефтью, селитрой и серой. Подобная бомбардировка вызывала пожары, люди задыхались от зловония гниющих трупов животных, выбросить которые за сте­ны удавалось не всегда. Одним сло­вом, обстановка в осажденном зам­ке была тяжелее некуда, и сопро­тивление истощенных и деморализованных защитников постепенно начинало слабеть.

    9_41_5

    Связанные записи

    Кондотьеры

    Так как итальянские армии на протяжении всего XV в. состояли из кондотьеров, феодальная тактика сохранялась в Италии до конца столетия. Большинство войн между городами-государствами и республиками велось по экономическим мотивам, и командиры наемников имели склонность рассматривать войну как выгодное предприятие, где воины выступали в качестве капитала. Не имело смысла вести кровопролитные сражения в ситуации. когда сегодняшние враги завтра могли стать товарищами по оружию, а командиры могли потерять значительную часть своего капитала. Таким образом, тяжеловооруженная конница кондотьеров обычно вела сражения только в летнее время, вдали от гор и болот, неудобных для кавалерии, и избегала серьезных сражений, насколько это было возможно.

    Большую часть времени войска занимались уничтожением урожая и разрушением виноградников и фруктовых садов, так как способность противной стороны к ведению войны зависела от денег, которые приносила успешная торговля и сельское хозяйство. Уничтожив посевы противника и воспрепятствовав его торговле осадой городов и портов, можно было лишить его возможности содержать армию наемников. Такие методы были эффективны и гораздо более безопасны, чем крупные сражения.

    Когда решительной битвы избежать не удавалось, она часто напоминала неторопливую шахматную игру с возможной кульминацией в виде конного боя, где противники обменивались ударами, испытывая прочность доспехов, после чего командир, отряд которого терял способность к маневру, признавал свое поражение и удалялся с поля боя. Упор делался на традиционное выбивание противника из седла и следующее вслед за этим требование выкупа, а не на развитие новой тактики. В 1423 г. в битве при Загонаре погибли только 3 воина, в 1427 г. в продолжавшейся целый день битве при Молинелле было убито несколько коней и часть воинов взята в плен, но людских потерь не было.

    При такой форме ведения войны события 1439 г., когда много венецианцев было убито нанятыми Болоньей аркебузирами, были восприняты как катастрофа. Негодование по поводу этого «зверства» было так сильно, что венецианцы перебили всех пленных, у которых было огнестрельное оружие. К концу столетия Италия стала полем, на котором происходили бои между французской, испанской и германской армиями. Воины этих армий имели на вооружении пики, длинные луки, арбалеты, аркебузы, обученные отряды конных латников и подвижную артиллерию, то есть все, что имело целью уничтожение живой силы противника. К 1500 г. кондотьеры, неспособные к ведению таких жестких боевых действий, практически исчезли с полей сражений, и вместе с ними исчезла вера, что тяжеловооруженный всадник играет решающую роль на ноле боя.

    366px-artemisia_gentileschi_condottiero_bologna

    Связанные записи

    Вместо поиска средства противостояния новому оружию Священная Римская империя ответила на первые поражения формированием еще более крупных армий. В январе 1422 г. огромная армия под командованием императора Сигизмунда I (1368-1437) была наголову разбита в битве близ города Немецки Брод. В том же году Сигизмунд I потерпел поражения в битвах при Небовиде, Кутне и Витковой Горе. Однако вскоре население Чехии раскололось на таборитов во главе с Яном Жижкой и умеренных, получивших название «чашники» (утраквисты). В этом же году Жижка разбил чашников в битвах при Хорице и Страшове, а в 1424 г. — при Скалице и Малесове, но в конце года умер от чумы.

    После смерти Яна Жижки командование нал армией таборитов принял монах Прокоп (Прокоп Великий; ок. 1380-1434), который разгромил войска Священной Римской империи в битве при Ауссиге в 1426 и при Тахау в 1427 г.

    Табориты пользовались такой репутацией, что германских ополченцев часто просто невозможно было заставить идти в атаку против вагенбурга. Обретя боевой опыт и уверившись в своей непобедимости, табориты, используя вагенбург, атаковали и громили численно превосходящего их противника. В 1429 г. Прокоп вторгся в Саксонию с отрядами всего в несколько тысяч воинов и опустошил Баварию, Майсен, Тюрингию и Силезию. В битве при Домажлице в 1431 г. он разбил войска папы Римского. В 1433 г. отряд Яна Чапко совершил набег на владения Тевтонского ордена в отместку за поддержку им Сигизмунда, разграбившего Диршау и Оливу.

    Единственной реальной угрозой для вагенбурга был орудийный огонь по повозкам, но артиллерия таборитов была достаточно сильна, чтобы заставить замолчать вражеские пушки, и вовсе не Священной Римской империи удалось в конце концов разгромить вагенбург, а самим чехам. В битве у Липан в 1434 г. табориты под командованием Прокопа Великого снова сошлись на поле боя с чашниками. Утраквисты атаковали вагенбург и были отброшены, и табориты, забыв, что ведут сражение не против императорских войск, бросились их преследовать. Чашники немедленно развернулись и завязали ожесточенное сражение. Резервная конница чашников легко одержала верх над малочисленной таборитской конницей и стремительным маневром отрезала таборитов от вагенбурга. В последовавшем открытом сражении табориты были разбиты конницей противника. Уцелело несколько тысяч воинов, оставшихся внутри вагенбурга. Таборитам не удалось восстановить силы после этого поражения.

    Битва при Липанах показала главную слабость вагенбурга. В отличие от длинного лука и пики, это было чисто оборонительное оружие, которое можно было с успехом использовать только против устаревшей, бездумной феодальной тактики. Против сильного войска под началом грамотного и опытного командующего оно было неэффективно.

    В XVI в. английский король Генрих VIII (1491-1547) использовал для зашиты своих вооруженных аркебузами воинов укрепленные повозки, но больше в Европе тактику таборитов на вооружение никто не взял, хотя идея вагенбурга была хорошо известна. Так, в 1429 г. сэр Джон Фастольф (I37X—1459) с обозом провизии пытался прорваться через позиции осадивших Орлеан французов и был атакован 8-тысячным отрядом латников. Он стянул повозки в круг и легко отразил атаки противника с небольшим отрядом всего из 2000 лучников и копьеносцев.

    wagonformation

    Связанные записи

    Гуситские войны

    Другой тактической системой, получившей развитие в XV в. и доказавшей, что с ее помощью можно наносить поражения феодальной коннице и ополчению, была система, которую разработал Ян Жижка (ок. 1360-1424), командующий гуситской армией Чехии в ходе войн с католиками Священной Римской империи. В этих войнах чешская знать столкнулась с теми же проблемами, что и английская в 1337 г.: численное превосходство вражеской конницы доходило до нескольких сотен против одного. Таким образом, опять, как в Англии и Швейцарии, массы необходимо было организовать в пехоту, которая даже без поддержки конницы могла бы противостоять рыцарям. В свое время Ян Жижка видел так называемый «гуляй-город» (движущуюся крепость), который использовали русские, когда их атаковали на марше. Они устанавливали повозки обоза вокруг, формируя из них барьер против вражеской кавалерии. Ян Жижка скопировал эту идею, применив первоначально те телеги и повозки, которые были под рукой, но впоследствии была разработана специальная конструкция повозок, снабженных небольшими орудиями и скрепленных тяжелыми цепями. В таких двигающихся крепостях крестьяне и горожане были недосягаемы для численно превосходящей конницы Священной Римской империи и, сочетая древковое и метательное оружие, были способны противостоять феодальному ополчению и пешим латникам.

    В первых битвах Ян Жижка полностью использовал только оборонные возможности своего вагенбурга, однако вскоре с помощью систематических тренировок и учений он сумел превратить вагенбург в оружие нападения, так же как швейцарцы в свое время научились применять для атаки свои пики.

    Были сформированы специальные подразделения возчиков, умевших маневрировать повозками, выстраивая их в круг, квадрат или треугольник, распрягать упряжки и сцеплять повозки по одной команде. Все это проделывалось под носом у малоподвижных и страдавших отсутствием маневренности феодальных армий противника, характерным признаком которых  было отсутствие единства. С самого начала Ян Жижка ввел в обращение ручные пушки: почти треть стрелков, размещенных в повозках, обладала этим оружием. Действия вагенбурга поддерживались мощной артиллерией, в которую входили орудия, стрелявшие снарядами весом до 45 кг.

    Основным боевым порядком гуситской армии на марше были пять расположенных параллельно колонн. Конница и артиллерия находились в центре, а на флангах разметались по две колонны из повозок с пехотинцами. Две колонны повозок, расположенные ближе к центру, были несколько короче, чем крайние, и по команде стремительно занимали позиции в голове и в тылу армии, выстраиваясь для обороны прямоугольником.

    7_4

    Связанные записи

    При атаке швейцарцы с копьями наперевес, сохраняя строй, могли очень быстро преодолеть расстояние длиной в милю. Такая мобильность часто позволяла швейцарцам навязывать противнику удобное им место и время сражения.

    Швейцарские колонны не постигла участь фламандских и шотландских копьеносцев, поскольку они обладали большой маневренностью и всегда взаимодействовали с легкой пехотой, которая составляла 10—25% всей армии. Первоначально легкая пехота была вооружена арбалетами, но, начиная с битвы при Нефельсе в 1388 г., в ее вооружение стали входить ручные кулеврины, которые постепенно и течение XV века полностью вытеснили арбалеты.

    После разгрома бургундцев в 1476-1477 гг. отряды швейцарцев, вооруженные теперь 6-метровыми пиками, стали использоваться в качестве наемников в большинстве европейских войн конца XV в. Поскольку их ударная мощь была почти сопоставима с ударной силой тяжелой конницы. противостоять им могли только такие же колонны с пиками, но, хотя во многих странах формировались такие отряды, они не могли сравнимая со швейцарцами на протяжении всего XV в. Единственными достойными противниками их в этом веке были испанцы, которые соединяли с пикинерами воинов, вооруженных мечом и небольшим щитом. В испанской колонне воины с пиками выстраивались в первых рядах, с аркебузами располагались на флангах, а меченосцы с штамп, выстроившись позади пикинеров, были готовы вступить в бой, как только вражеские пикинеры будут остановлены. Испанская пехота завоевала прочное положение к концу века и пользовалась большим спросом в ходе войн в Италии. Со швейцарской пехотой она не встречалась до битвы при Барлетте в 1503 г. В этом сражении испанцы, вооруженные мечами и щитами, сумели подобраться под прикрытием пик на близкую дистанцию к незащищенным доспехами швейцарцам и перебить их.

    5_4

    Связанные записи

    В битве при Арбедо в 1422 г. итальянцы выставили 6000 спешенных латников, выстроенных в одну колонну, против 4-тысячной швейцарской фаланги, 2/3 которой были вооружены алебардами и только 1/3 — пиками и арбалетами. Швейцарцы были на грани поражения, когда 600 их фуражиров неожиданно появились в тылу у итальянского войска. Итальянцы приняли фуражиров за швейцарское войско, присланное для подкрепления, и начали отступать, благодаря чему противник получил возможность для отступления. Опыт, полученный в этих сражениях, привел к тому, что основным оружием швейцарских воинов стала пика длиной 5 м. Алебардисты использовались для охраны знамен кантонов, а также в случаях, когда колонна швейцарской пехоты была заблокирована противником. В этой ситуации вооруженные алебардами воины, выстроившись по бокам и в тылу колонны, атаковали фланги противника и помогали осуществить прорыв. Репутация лучшей пехоты была завоевана швейцарцами в 1444 г. в битве при Сен-Жакоб-ен-Бирс (St. Jacob-en-Birs), когда менее 1000 швейцарских воинов с пиками были атакованы французской армией, имевшей 15-кратное численное превосходство. Все швейцарцы погибли, однако сражались до последнего и сумели уничтожить 2000 воинов противника. С этого дня швейцарская пехота была признана лучшей и способной не только противостоять отборной коннице, но и побеждать ее.

    Обычно швейцарская пехота наступала, выстроившись в три колонны уступом. Главный удар наносила выдвинутая вперед колонна, находившаяся на левом или правом фланге. Параллельно ей, уступом, двигалась центральная колонна. Третья фланговая колонна отставала еще сильнее, и место се вступления в сражение часто зависело от результатов боя передовой колонны. В зависимости от ситуации построение могло меняться. Иногда впереди шла центральная колонна, а фланговые оставались сзади, иногда вперед выдвигались обе фланговые колонны, а центр отставал. Численность солдат в колонне увеличивалась по мере того, как новые кантоны присоединялись к Союзу, но распределяться эти силы могли по-разному. Могли усиливаться только правая и центральная колонны, а левый фланг оставался ослабленным. В некоторых случаях на правом фланге формировалась мощная колонна — за счет солдат из левой и центральной колонн.

    4_4

    Связанные записи

    После сражения при Моргартене лесные кантоны получили подкрепление от жителей альпийских долин, которые привнесли в вооружение «национальной армии» новое оружие — пику. В те времена пика отличалась от 4-метрового копья только более легким наконечником, а использовалась она так же, как копье. Однако швейцарцы не собирались ограничиваться исключительно обороной и в результате интенсивной подготовки и введения жесткой дисциплины в войсках сделали свою пехоту такой маневренной, что она могла вести наступательные действия даже против конницы. Легкое снаряжение воинов, бедность которых не позволяла им отягощать себя тяжелыми доспехами, также способствовало маневренности пехоты.

    Новая армия прошла боевое крещение в 1339 г. в битве при Лаупене, где сошлась в открытом сражении с армией бургундцев. Швейцарцы выстроились в три колонны: на нравом крыле и в центре — воины с пиками, а на левом крыле — алебардисты из лесных кантонов. Бургундская пехота, вступившая в бой против воинов с пиками, была вскоре разбита и вытеснена с поля боя, но бургундские рыцари, раз за разом атаковавшие воинов лесных кантонов, вооруженных алебардами, нанесли им большой урон, гак как алебарды были слишком коротки и не позволяли удерживать кавалеристов на дистанции. Тем не менее, воины лесных кантонов сдерживали бургундскую кавалерию до тех пор, пока две колонны воинов с пиками не подоспели им на помощь. Обнаружив свою неспособность противостоять надвигающимся на нее пикам противника, бургундская конница оставила поле боя.

    В битве при Земпахе в 1386 г. герцог Леопольд III (I35I-1386), помнивший, какой беспомощной оказалась конница перед пиками при Лаупене, приказал своему головному отряду вступить в бой с передовой колонной швейцарской армии в пешем строю. Два других своих отряда он оставил верхом, полагая, что одного головного отряда будет достаточно для разгрома швейцарской колонны, поскольку основные силы швейцарского войска еще не успели подойти. Но Леопольд не учел быстроты перемещения пехоты противника, и когда швейцарцы были уже почти разбиты, подоспели их главные части, и головной отряд Леопольда был отброшен.

    Тогда Леопольд спешил основной отряд своего войска и послал его в бой, но прежде чем этот отряд сумел вступить в сражение, головная баталия была разгромлена, третья линия австрийцев бежала с поля боя, а сам Леопольд со своей баталией попал в окружение и погиб.

    1_42_43_4

    Связанные записи