Наши работы

5_10 6_6 Салед rp2
Топ
    Облако меток
    Форум
    Май 2012
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Апр   Июнь »
     123456
    78910111213
    14151617181920
    21222324252627
    28293031  

    Май 2012

    Артиллерия

    Уже в XIII в. войска Чингисхана пользовались тем, что тогда называли в средневековой Европе «вазами», «огненными горшками» или «железными горшками». В Европе они появились только в начале XIV в., видимо, в Италии, точнее, в Тоскане, а затем в Южной Германии. Во Фландрии они упоминаются в 1314 г., а несколькими годами позже — в Англии и во Франции, между 1321 и 1326 гг., однако невозможно точно установить ход этой первой «гонки вооружений» в Европе. Очевидно, что народы Западной Европы обзавелись артиллерией практически одновременно.
    Первый французский текст, в котором речь несомненно идет об артиллерии, появился в 1338 г. Там описывается бомбарда, называемая «огненным горшком, мечущим огненные оперенные гароты, для которой потребны ливр селитры и пол-ливра желтой серы для изготовления пороха, мечущего сказанные гароты». Такими же «убийственными бочками, мечущими гароты» был вооружен город Лилль в 1340 г. По всей видимости, речь идет о пушках, стрелявших стрелами. Гарота была не чем иным как огромной зажигательной стрелой, и хотя этот снаряд был вскоре вытеснен каменным ядром, он иногда употреблялся вплоть до конца XVI в.
    Быстрый прогресс в области отливки орудий позволил использовать более подходящие снаряды: каменные ядра, долго конкурировавшие с чугунными, более дорогими и требующимибольшего расхода пороха. Эти два обстоятельства продлили использование каменных ядер до конца XV в. Металлический снаряд, масса которого была в три раза больше массы идентичного по размеру каменного снаряда, позволял постепенно уменьшать калибр орудия, сохраняя ту же кинетическую энергию снаряда благодаря усовершенствованию состава пороха. Однако прогресс в этой области шел медленно.
    В отсутствие настоящих пушек, арсенал первой половины XIV в. включал лишь артиллерийские орудия небольших калибров, неспособные составить конкуренцию большим баллистическим машинам, обслуживавшимся большим числом высококвалифицированных мастеров.

    Бомбарды
    0000067Первые пушки («кеноны»1) отливались из железа, меди, бронзы или латуни за один раз таким же способом, каким лили колокола. Примитивная техника литья не позволяла изготовлять орудия большого калибра, и изобретательные мастера придумали иной способ изготовления орудий. Орудия большого калибра изготавливались из железных полос, прижатых друг к другу обручами, как клепки бочки. На рисунках процесс показан в деталях.
    Затем появились бомбарды, название которых этимологически обозначает «производящие треск». Короткие пушки для навесной стрельбы окрестили мортирами за их форму, напоминавшую ступки (mortier) алхимиков. Что касается маленьких бомбард в форме усеченного конуса, то их прозвали «бомбарделлами». Терпение, хороший вкус и искусство, продемонстрированные мастерами той эпохи, до сих пор вызывают восхищение современных металлургов.

    Веглеры
    0000069Происходящее от латинского fulgurare — «мечущий молнии» — французское слово veuglaire обозначает орудие средней мощности, очень удобное в управлении, особенностью которого была съемная пороховая камера. Сначала веглеры изготовлялисьтакже, как бомбарды, затем их отливали из железа, а начиная с 1450 г. — из бронзы. Этот тип орудий появился, вероятно, около 1400 г. и оставался в употреблении до середины XVI в., но этот термин также применяется к моделям предшествующего столетия.
    Эффективность этого оружия напрасно подвергается сомнениям. Одно из таких орудий в 1453 г. снесло метким выстрелом часть шлема Жака де Лалена по прозвищу Добрый рыцарь. Этот персонаж, один из самых известных «профессиональных турнирных бойцов» в Европе, заблудился во время осады замка Пукке.

    Ручное огнестрельное оружие
    Идея воспользоваться уменьшенной копией пушки, хотя и кажется совершенно естественной, была реализована гораздо позднее. Развитию ручного огнестрельного оружия долгое время мешал консерватизм рыцарей, полагавших, что это противоречит всем обычаям войны, сложившимся в Средневековье.
    Поэтому ручное стрелковое оружие появляется только в среде городских ополчений, где возрастает популярность «пороховых стрел», итальянских «скопетов» или «ручных пушек» — немецкихFusstbusse (Faustbucheri). Каково бы ни было их название, они появляются сначала в Италии, затем в Германии, во Фландрии и Брюсселе, откуда вместе с наемниками, нанятыми английским королем, попадают в 1314 г. в Англию.
    Новое оружие имело огромные преимущества по сравнению с луком и арбалетом: оно не требовало специального ухода, его изготовление занимало полдня, и стоило такое оружие гораздо дешевле1. Свинцовые пули легко отливались дюжинами в минуту. Единственное неудобство: дальность стрельбы едва достигала пятидесяти метров в начале XV в., однако на дистанции в двадцать метров пули пробивали рыцарский доспех!
    Дружный залп дисциплинированного войска производил на людей того времени сильное впечатление; так Пиетрони Белли описывает в 1430 г. опустошительное действие пуль, способных поражать двух и даже трех человек последовательно, если они не защищены кирасами. Часто встречались особенно искусные стрелки. Один из них, мэтр Жан из Лотарингии, подстрелил множество англичан во время осады Руана в 1428 г.
    К 1450 г. французские кулевринеры наводили ужас на грозных английских лучников. Порох и пушки считаются изобретениями, внесшими колоссальные изменения, а затем и вовсе опрокинувшими стратегию средневекового боя. Мы проследим их развитие во втором томе нашего сочинения.

    Связанные записи

    Осада

    0000061Осадное искусство называли греческим термином poliorketikos в Западной Европе, где оно пришло в упадок начиная с эпохи Хлодвига и было почти совершенно забыто ко времени начала норманских набегов. Оно быстро возродилось в Западной Европе благодаря опыту, приобретенному в крестовых походах, и византийской и сарацинской технике осады. Ломбардские и генуэзские инженеры сохранили и даже обогатили традиции римского вооружения: они сыграли большую роль при овладении Никеей Антиохийской и Иерусалимом в 1097-1099 гг.
    Продолжительные осады вошли в обычай, тогда как прежде феодальная система позволяла собирать войско в среднем не более чем на четырнадцать дней в год и давала сеньорам полное ощущение неприступности за стенами крепостей.
    Даже король едва ли мог разрушить замок своего неверного вассала из-за отсутствия постоянной армии. С XII по XV вв., от Филиппа Августа до Людовика XI, монархи, проводившие политику централизации, прилагали огромные усилия для подчинения феодалов своей власти. Однако с прогрессом в искусстве ведения осады развивались и оборонительные средства, которые во Франции достигли высшей степени совершенства. Можно сказать, что оборона была важнее наступления до середины XV в., и только усовершенствование осадной артиллерии развеяло последние иллюзии баронов и вынудило их склониться перед могуществом королевской власти’.

    Подкоп и мина

    ОСАДА, МИННАЯ ГАЛЕРЕЯ

    0000069Иллюстрации показывают лучше длинных описаний технику подкопа и минирования. С XI или XII в. наиболее могущественные нормандские сеньоры, такие как дядя Вильгельма Завоевателя в Арке, устраивали подземные галереи под фундаментами своих замков на уровне дна рва, чтобы следить за всеми движениями саперов противника.
    В войске Филиппа Августа был даже отряд военных инженеров, распоряжавшихся работами саперов, минеров и землекопов. Набиравшиеся из простонародья, не умевшего владеть оружием, эти команды формировались по мере необходимости.
    Галереи и машикули, многие образцы которых мы показывали, были изобретены для борьбы против подкопов, а сами саперы защищались подвижными навесами, которым они давали разные названия: «поросенок», «свинья», «кошка», «виноградник» и т.п.
    Операция была настолько эффективной и устрашающей сама по себе, что неоднократно крепости сдавались даже до подрыва подкопа, как, например, замок Ларош-Гийон, осажденный англичанами в 1419 г. Обычно осаждавшие приглашали осажденных убедиться de visu в готовности подкопа, и часто, «узрев собственным оком» готовый подкоп, незадачливый комендант предпочитал сдать крепость.
    Мина, изготовление которой требовало гораздо большего времени, имела большое преимущество, оставаясь большую часть времени невидимой, и в силу этого производила большой эффект своей неожиданностью.
    Чтобы отразить эту ужасную угрозу, архитекторы создавали специальную противоминную галерею, в которую попадали минеры противника, где им устраивали жаркую встречу. В том случае, если галерея осаждавших проходила под противоминной галерей, осажденные проделывали в ней отверстия и пускали туда воду, чтобы затопить минеров. Знаменитый донжон Куси располагал для этого водным источником в своей противоминной галерее.

    ОСАДА

    1. Бастион из земли и фашин. В нижней части видно отверстие туннеля, по которому выдвигаются телескопические укрытия, прикрывающие саперов, засыпающих ров. 2. Саперная «кошка», называвшаяся также «виноградом», с кабестанами, помогающими ее двигать. Деревянные машины чаще всего закрывались от огненных снарядов завесой из сырых шкур, но иногда для этой цели использовали дерн и даже навоз. Использование стальных листов было редкой роскошью. Очевидно, что рабочие, вращающие блоки кабестана, также защищались от выстрелов осажденных деревянными или плетеными щитами. 3- Простая минная галерея. 4. Осадная корзина из ивовых прутьев. 5. Мантелет. Лучники и арбалетчики играли во время осады чрезвычайно важную роль. Их бесчисленные стрелы должны были мешать осажденным строиться в боевые порядки в угрожаемых местах. Оказыва-ясьтаким образом главной мишенью для осажденных, стрелки передовой линии располагались за легкими передвижными щитами. 6. Шарклоа, или колесный мантелет. 7. Приступ с помощью осадных лестниц, называвшихся «эшелладами». Этот маневр, производимый иногда крупными военачальниками, например дю Гекленом, требовал исключительной быстроты и решительности исполнителей. Однако он вызывал почти всеобщее негодование, даже среди товарищей знаменитого рыцаря, обвинявших его в том, что он «унижает искусство войны». 8. Шат-шастель (или шас-шастель) после неудачной попытки преодолеть подъемный мост у барбакана. Люди, приставленные орудовать тараном, пытаются выбраться из-под обломков. 9- Настенный ворон — устройство для захвата солдат у тарана. Другой тип крюка — огромный и висящий на тросах — служил для захвата воинов за голову. Крюк называли волком или волчицей. 10. Машина, именовавшаяся кошкой или аистом, иногда устанавливалась на колесах. Очевидно, что ее можно было использовать только внезапно. 11. Лестница на подвижном лафете. Ее выдвшили вперед, окружив большими плетеными мантелетами. Пользовались также и раздвижными лестницами, вроде тех, которыми пользуются современные пожарники. Лестница раздвигалась из секций, входивших в паз друг другу и т.п. 12. Саперный мускуль. Под его защитой саперы подходили к стенам, затем его переворачивали и мускуль служил им кровлей. 13. Бретешь, сооруженная наскоро, чтобы залатать часть обрушившейся в результате подкопа стены. Наступающие замерли при виде этого неожиданного препятствия. Первоначально термин бретешь применялся для обозначения защитных сооружений и башенок в палисадах; затем им обозначали каменное или деревянное сооружение, выступающее для защиты ворот или иных входов (смотри план замка). 14. Маленький шат-шастель или фокон, который называли также журавлем. 15. Осадная башня, называвшаяся каланчой, «башней для порки» и шас-шасто (если ее основание служило укрытием для саперов), или еще свиньей (если на ней устанавливались метательные машины). Это огромное сооружение двигалось с помощью таких же приспособлений, которые показаны на рис. 2. 16. Небольшие настенные метательные машины. Одна из них только что метнула бочку с горючей смесью в башню осаждающих. Машины, показанные здесь, широко использовались во всех странах. Немец Зейтблом, живший в XV в., оставил точные чертежи некоторых таких машин, равно как и анонимные иллюстраторы «Пиротехники Анцелота Лотарингского» «Вультурия», «Записок с Востока и Запада». «Рассказов древних поэтов» и т.п. Другие авторы XV и XVI вв. приводят множество изображений подобных машин по древним эскизам но с такими фантастическими деталями и таким очевидным отсутствием знания, что из них можно извлечь лишь отдельные фрагменты оригинальных планов, увы, видимо, утраченных навсегда. Многие изображения являются не более чем плодом воспаленного воображения, как, например, огромное колесо с лопастями, на которых укреплены арбалеты знаменитого изобретателя великого Леонардо да Винчи.

    При отсутствии таких дорогих устройств у осажденных не было другого средства борьбы, как только вести контрподкоп и стараться соединить его с подкопом противника. Это им чаще всего удавалось. Множество людей бились без пощады плечом к плечу при тусклом свете фонарей. Иногда эти стычки принимали в высшей степени куртуазный характер, когда сеньоры настаивали на своем праве помериться силами с благородным противником в фехтовании под землей.
    Во время осады Мелуны в 1420 г. произошла целая серия поединков в месте соединения подкопа и контрподкопа1. Надежно укрепив стены галереи, саперы обеих противоборствующих сторон удалились и уступили место благородным бойцам, которые в полном соответствии с турнирным этикетом бросали друг другу вызов и дрались холодным оружием. Английский король Генрих V и множество сеньоров принимали участие в этих своеобразных турнирах; они расточали друг другу похвалы, и некоторых бойцов даже произвели в рыцарское достоинство.
    Этот курьезный эпизод, больше подходящий для романа, чем для реальной войны, показывает, до какой степени деградировал рыцарский дух. Комендант замка, Арман Гильем де Барбазан, названный позднее Карлом VII «рыцарем без упрека», но ныне совершенно забытый, пробыл в тюремном заключении восемь лет после капитуляции2 вместе со своими товарищами, поскольку многие из его соратников, «избегавшие дружбы и близости Бургиньонов», добровольно остались с ним.
    В своей «Обвинительной квадрилогии» Ален Шартье3 заклеймил обычай сеньоров, для которых имели значение только турниры и парадные выезды, наниматься к тому, кто больше предложит, будь то Франция или Бургундия, и всегда готовых изменить.

    Это нерадивое дворянство, чуждое дисциплины и избегающее трудностей походной жизни, часто отказывалось служить под командой опытных капитанов. В окружении множества спесивых нахалов, сеньоры, облаченные в тяжелые, почти неуязвимые доспехи, чувствовали себя заслуженными ветеранами. Шартье говорит о них; «Каждый хотел составлять партию и быть сам себе головой. И столько оказывалось ше-ветанов (капитанов) и мэстров (рыцарей в благородном вооружении), что невозможно было найти ни рядовых бойцов (оруженосцев), ни варлецов (вооруженных слуг)1. Теперь достаточно опоясаться мечом и облачиться в кольчугу, чтобы стать капитаном».
    В эту эпоху, особенно драматичную во французской истории, Жанна Д’Арк попыталась восстановить дух народа, измученного гражданскими войнами, спровоцированными заносчивыми сеньорами и разрухой, а также английскими завоеваниями.
    Многие дворяне откликнулись на этот призыв: Виллар, Матиас, Сентрай и его брат Потон, бастард Орлеанский Дюнуа, Жак де Шабанн, Теольд де Вальперг, Этьен де Виньоль, по прозвищу Ла Пир. Они взяли на вооружение не вполне безупречные, но эффективные методы дю Геклена предшествующего столетия (например, штурм с помощью осадных лестниц).
    Минная война, также начиная с середины XV в., использовала мощь пушечного пороха. Сиенский архитектор Франчес-ко ди Джорджио Мартини оставил нам детальное описание его использования.Осадные пловцы
    Эти специалисты также были известны нашим предкам. Гийом Бретонский сообщает, как один опытный пловец по имени Гальберт перетащил на веревке несколько глиняных горшков, наполненных горючей смесью для поджога замка Шато-Гайар в Анделисе в 1203 г.

    Связанные записи

    Укрепленный замок

    Укрепленные замки появляются в X в., на заре феодализации, в виде огромных деревянных башен, донжонов, возводимых на естественных или искусственных возвышенностях. В точном смысле слово донжон (dunio, dunjonet, domgionem) в старинных текстах обозначало первоначально холм (motte), на котором стояла башня.
    Донжоны очень быстро распространились во множестве. Каждый владыка, достаточно влиятельный, непременно возводил донжон, иногда так близко от башни соседа, что они в случае конфликта могли достать друг друга стрелами. Владение таким «замком» (castrum, castellum) породило сеньорию. Топонимика Франции хранит память о множестве первых донжонов — Ла Мотт, Мотт-Беврон, Мотт-Фейи и т.п.
    Эти постройки имели одну особенность устройства, от которой никогда не отступали: отсутствие входа на уровне земли. В них всегда проникали через отверстие на уровне второго этажа с помощью лестницы или легких убирающихся мостков, исключающих всякое неожиданное вторжение.
    Большинство таких рубленых башен были окружены палисадами, следы которых остались в топонимике в форме слов plessis и haie (Плесси-Буре, Айе-Дескарт). Наиболее важные укрепления снабжались длинными мостками на временных подставках, они вели от уровня земли наружного палисада и отлого поднимались к воротам донжона, господствовавшего над всем укрепленным пространством.

    0000045В XII в. хронист Иоанн из Колмье, биограф епископа Теро-ванского Иоанна Варнетона, повествует нам о неудачном приключении своего героя при посещении замка Мершем по дороге в свою епархию. Вступив на шаткий помост с чрезмерно большой свитой, безрассудный прелат и его стражи повалились вперемешку в ров более чем с десятиметровой высоты. Такая высота не представляла ничего необычного, например в Британии в замке Тетфорд в Норфолке замковый холм поднимался на 35 м над уровнем земли.

    Могущество сеньора определялось внушительностью его замка, и поэтому большинство из строителей первых каменных донжонов запрещали своим вассалам следовать своему примеру, чтобы иметь возможность в случае восстания легко разрушить укрепления строптивцев.
    Прекрасную иллюстрацию быстроты, с которой возводились и разрушались деревянные укрепления, предоставляет нам Сюгер, настоятель Сен-Дени в своей «Жизни Людовика VI, прозываемого Толстым». В 1111г. этот монарх осадил замок Пюизе в Босе, владелец которого, Гуго дю Пюизе, много лет подвергал окрестное население бесчисленным вымогательствам.

    ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ СООРУЖЕНИЯ

    1. Большой подъемный мост для всадников и повозок, и подъемный мост потерны для пешеходов. 1а. Деталь механизма противовеса. 2: а) подъемный мост, Ь) подъемник с лебедкой и противовесами; с) герса (решетка); d) подъемная система решетки (см. рис. 4); е) потерна для вылазок и ее мостки с противовесами, управляемыми вручную. Основание большинства крепостей представляет собой довольно крутой подъем, чувствительный для ног сегодняшнего туриста. Этот скат действенно охлаждал пыл наступавших и, напротив, увеличивал силу контратак. 3. Балансирный мост, цепи которого находятся вне действия вражеской артиллерии. Стрелками показано движение, обеспечиваемое лебедкой, надежно укрытой в толще стены. 4. Механизм подъема решетки-гер-сы: а) блокировочные тяги, запирающиеся при помощи штифтов, вставляе-

    Королевское войско обнаружило донжон, покрытый свежими содранными звериными шкурами, напоминавший лавку мясника или меховой магазин. Во время первого приступа пешее крестьянское ополчение понесло огромные потери. Осаждавшие в страхе отступили, и тогда в атаку бросился старый священник, который, обнаружив «мертвый», непростре-ливаемый сектор, избежал стрел оборонявшихся и выдернул несколько кольев палисада. Расширенная его паствой брешь позволила войти королевским войскам. Наконец Гуго, загнанный на верхний этаж своего захваченного донжона, сдался, и логово его было сожжено.
    Отправленный в изгнание, сеньор-разбойник выказал такое раскаяние, что снисходительный Людовик VI помиловал его. Однако неисправимый грабитель тотчас вновь выстроил донжон и принялся грабить, что вызвало новый поход, окончившийся, как и первый, сожжением донжона. Наказанный и вновь помилованный Гуго выстроил донжон в третий раз! Чаша терпения была переполнена: донжон сожгли в третий раз, и жители Босе окончательно отделались от своего притеснителя1.

    Из предыдущего примера вполне ясно, как Вильгельм Завоеватель и его товарищи смогли захватить Англию, покрыв ее донжонами, в которых они обосновались посреди враждебного населения.

    Сто лет спустя, в правление Генриха II, их потомки, ставшие англо-норманнами, таким же способом овладели Ирландией.
    Сооружения из дерева, несмотря на опасность пожаров, долго оставались в употреблении. Ричард Львиное Сердце1, Иоанн Безземельный2 и многие другие государи возводили крепости или линии укреплений turres ligneae, игравшие важную роль. В 1301 г. стены Брюгге, разрушенные французами, включали много деревянных сооружений. Камиль Энларт сообщает, что в некоторых фортификационных сооружениях продолжали наряду с камнем использовать дерево до XVI в.
    Только в XI в. появляется настоящая военная архитектура вместе с замками-крепостями, сменившими укрепления на холмах, более или менее приспособленными. Полководцы того времени, привычные исключительно к столкновениям в открытом поле, хотели застраховать себя главным образом от неожиданных нападений, а не от правильной осады, которую в то время предпринимали исключительно редко.
    В конце XII в. на смену первоначальным примитивным крепостям пришли более мощные правильные сооружения из белого камня, часто отесанного. Опытный глаз легко различает их.

    Связанные записи

    Кольчуга

    Рассматривая ковер из Байо

    Знаменитое вышитое полотно длиной 74 м, приписываемое королеве Матильде, представляет особый интерес для ученого, изучающего военное снаряжение XI в.

    На этой огромной «шитой ленте», вышитой шерстяными нитками восьми цветов по льняному полотну, перед нами предстают перипетии завоевания Англии Вильгельмом, герцогом Нормандским, изображенные с большой тщательностью и с точностью в деталях. Эту вещь часто характеризуют как произведение грубое и варварское, трудно удержаться от мысли о детском рисунке, глядя на длинную череду одинаковых силуэтов в стереотипных позах. Интересно отметить, что вышивальщицы, работавшие, несомненно, с картонов, несколько исказили первоначальный рисунок и даже изменили хронологический порядок некоторых сцен.

    Схематичное и нечеткое изображение колец доспехов, в которые облачены бойцы обоих лагерей, породили бесчисленные исследования и противоречия. Почтенный сэр Самюэль Мейрик насчитал восемь типов кольчуг. Последователи Мейрика — Деммин, Виолле-ле-Дюк, Хьюит — вполне резонно свели их к трем типам:

    1. доспех из пластин, расположенных рядом;

    2. укрепленный доспех из овальных пластин, верхняя половина каждой из которых закрывается следующей пластиной;

    3. раскованные кольца в форме ромба, налегающие друг на друга подобно черепице на крыше.

    В 1931 г. англичанин Ф.М. Келли решительно отверг эту номенклатуру, на его взгляд совершенно надуманную. Он все свел к одному-единственному предмету: металлическое кольцо любой формы, укрепленное рядом с другими, просто кольчуга. Поддержанное многими, мнение Келли все еще имеет сторонников, хотя наиболее авторитетные специалисты в настоящее время не разделяют этого упрощенного подхода.

    Объективное исследование документов той эпохи, несколько образцов которых мы приводим, кажется нам более чем убедительным, однако мы настоятельно рекомендуем интересующимся читателям ознакомиться с ученым трудом Франсуа Буттена, основанном на глубоком изучении первоисточников.
    Доспех из металлических пластин и кольчуга долгое время сосуществовали вплоть до полного вытеснения первого в XIVb.

    Кольчуга

    0000015Доспех из переплетенных колец был известен еще римлянам, которые приписывали его изобретение галлам. Они называли его lorica hamata или еще lorica concerta hamis от названия металлического кольца — hamus. Менее чем за столетие до нашей эры Варрон из Нарбона совершенно ясно описывал кольчугу как рубашку из железных колец, ex anellis ferrea. Эта сложная техника была совершенно утрачена после варварских вторжений. Кольчуга стала редкостью и принадлежностью людей зажиточных.
    Иногда предполагают, что первые доспехи из металлических колец были принесены с Востока крестоносцами; но это очевидная ошибка. Царевна Анна Комнина, уделявшая большое внимание материальным предметам своей эпохи, не имела представления о такой кольчужной ткани, пока не познакомилась с рыцарями, пришедшими с Севера, чем очевидно доказывается относительно малая распространенность кольчуги в XII в.
    0000013Этому, однако, не противоречит предположение, что при столкновении с «неверными», носившими этот легкий и хорошо пропускающий воздух доспех — качество, имевшее важное значение, учитывая жгучее солнце Востока, — крестоносцы охотно освоили его. Они делали это тем более охотно, поскольку противник использовал более удачную боевую тактику, лишенную массированных атак тяжелых копейщиков, за которыми непосредственно следовали не менее тяжеловооруженные пехотинцы с «франкскими» мечами.
    Недостатки кольчуги были превосходно известны нашим предкам, которые все больше старались закрывать ее «пластинами» из стали или железа более или менее закаленного в результате нагревания и последующего погружения в воду. Эти бляшки все более и более закрывали туловище и части тела, пока наконец не приобрели форму желобов, закрывавших все тело полностью, что и дало рождение полному, «белому дос-пеху».
    Прогресс в изготовлении кольчуг благодаря изобретению волочения в XIII в. и усовершенстваваниям, предпринятым некоторыми мастерами, например немецким оружейником Рудольфом, сделал кольчугу более доступной для воинов скромного достатка. Ее устройство имело важное преимущество, поскольку упрощало починку и позволяло индивидуальную подгонку путем растяжения или сжатия известного числа колец. Однако она не могла противостоять ударам тяжелого колющего оружия, стрелам, выпущенным из большого лука и тем более арбалета.
    Здесь мы вновь обращаемся к замечательной работе Франсуа Буттена о действительном значении слова кольчуга, работе, опрокинувшей все общепринятые теории. Невозможно противостоять такому собранию аргументов, извлеченных из скрупулезного анализа текстов.
    Можно ли действительно утверждать, что защита более надежная была отвергнута ради менее прочной кольчужной рубашки, разумеется более легкой, но и гораздо более уязвимой до появления на ней стальных пластин? Неужели воины XI, XII и XIII столетий обнаруживали такое пренебрежение элементарной безопасностью ради относительного комфорта? Изучение военного средневекового костюма свидетельствует, напротив, о постоянных поисках надежной защиты самых малозначительных частей тела.

    Полная броня

    0000021_0В соответствии со свидетельствами, собранными Ф. Бутте-ном, броню из заклепок или блях, занявшую место «чешуйчатой брони» старого образца, использовавшейся для изготовления большей части доспеха, плотно покрывающего плечи и колени, часто путают с тем, что ныне принято называть «кольчужной рубашкой».
    Наиболее уязвимая и чаще других подвергавшаяся ударам часть тела, голова, стала первым объектом забот, диктовавшихся простым инстинктом самосохранения.

    Связанные записи

    ДОСПЕХИ В НАЧАЛЕ XI в.

    0000009

    1. Изображение норманского воина, копия рисунка (вышивка) на ковре из Байо «Повесть о завоевании». Ноги, закрытые штанами с металлическими бляхами, представляются невероятными, поскольку такое одеяние доставляет огромные неудобства конному воину. Это мнение разделяет и Фредерик Вилкинсон в своей книге «Боевой доспех». Меч, вставленный под доспех, также стесняет движения ног, особенно при посадке на коня.
    2. Англо-саксонский воин с круглым выпуклым щитом. Норманны и саксы носили также броню из круглых, квадрат! 1ых или продолговатых чешуек, приклепанных или нашитых на плотную ткань или кожу.
    3. Норманский воин времен завоевания Англии со штандартом Вильгельма Завоевателя.
    4. Традиционное изображение воина по описанию Готтен-рота, Бомбленда, Ларжа и т.п. Квадратная кокетка, чрезмерно увеличенная, считается отверстием, через которое воин облачался в это подобие штанов. Надо заметить, что большинство воинов с байонского ковра лишены этого мнимого отверстия. Нам также показывают погибших, с которых снимают доспехи как ночную рубашку: операция совершенно немыслимая, если доспех включает кольчужные штаны. Кроме того, представление о кольцах, расположенных в ряд, в настоящее время отброшено в пользу кольчуги, сделанной из переплетенных колец, в которые облачены все персонажи знаменитого ковра, например изображенного вида (смотри подл. 2). Эта стандартизация разбивается в пух и прах примерами, приведенными па следующих рисунках. Непревзойденные учителя, такие как французы Франсуа Буттен и Робер Жан-Шарль, никогда не выдвигали таких упрощающих обобщений.
    5. Квадратная кокетка была, несомненно, забралом, защищавшим лицо воина. Ее называли «бородой» в эпоху самую «бородатую» — начиная с XIII в. Ноги были защищены только с внешней стороны. 6. Эти два воина с барельефа собора Нотр-Дам дю Порт в Клермон-Ферране на рис. 5 служат иллюстрацией нашей гипотезы, у одного из них «борода» опущена, у другого поднята (первая половина XII в.).

    Связанные записи