Наши работы

1_2 5 obmena02 8_0
Топ
    Облако меток
    Форум
    Июнь 2012
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Май   Июль »
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930  

    26.06.2012

    В средневековой Европе замок выполнял оборонительную и управленческую функцию. Но действие гарнизона замка распространялось на непосредственно прилегающую к замку территорию. Поэтому замки возводились в основном с конкретной целью. Одни замки охраняли поместья феодалов, другие стояли на границах и выполняли функции пограничных застав. Возводились также замки для охраны важнейших торговых гаваней и на стратегически важных участках дорог и горных проходах, по которым пролегали маршруты торговых караванов, - в этом случае замок выполнял и таможенные функции.

    Пример: замок Karneid, построенный в нижней части высокого склона, занимает важное страте­гическое положение над перекрестком главной торговой дороги.

    Помимо охранных функций при постройке замка учитывалось и его расположение. Как уже говорилось, все хозяева замков старались расположить свой замок как можно выше, чем у соседа, тем самым подчеркивая свое превосходство. Поэтому замок Karneid расположен таким образом, что если на него смотреть из долины, то благодаря оптическому эффекту он выглядит внушительнее и мощнее, чем есть на самом деле.

    Но такое расположение снизило охранные способности замка по отношению к дороге, хотя рядом с замком есть площадки, где он мог бы лучше выполнять свою охранную функцию.

    Некоторые замки, например, замок Baldenstein, строились возле деревень. В 1140 году деревня возле замка насчитывала 10 дворов и одну мельницу. Деревня снабжала замок всем необходимым: едой, деньгами

    (поступающими от налогов), рабочей силой, ополченцами в случае войны. Такое расположение подвластных хозяйств для хозяина-феодала было очень удобным. Ведь из дальних деревень налоги и провизия могли не дойти по различным причинам - будь то нападение разбойников или если жители деревни просто решили кое-что оставить себе. Чем дальше владения, тем труднее их контролировать, а

    тут все рядом, на виду - ничего не скроешь.

    Примерами замков для охраны торговых дорог могут служить швейцарский замок Bellinzona и замок Castel Grande. Они стоят на пересечении важных альпийских дорог. Место под постройку замков выбрано не случайно. Еще во времена Римской империи на этом месте стояли римские оборонительные сооружения.

    На острове Родос в XV веке рыцарями Мальтийского ордена были построены фортифика­ционные сооружения таким образом, чтобы они защищали как сам остров, так и вход в гавань. Для дополнительной защиты гавани и порта от вражеских кораблей между двумя башнями была натянута цепь. Эта цепь могла блокировать как вход в порт, так и выход из него. Такая мера, помимо повышения безопасности, еще и помогала существенно повысить сбор таможенных пошлин. Ведь корабль-должник попросту был бы заперт на территории порта и в крайнем случае мог быть уничтожен береговой артиллерией.

    Кстати, многие инженеры в XV-XVI веках значительное внимание уделяли развитию и совершенствованию такого рода сооружений, которые могли бы перекрывать реки, озера и т. д. Во многих средневековых документах часто вместе с замками упоминаются и заградительные цепи, которыми очень удобно перекрывать водные пути.

    4_15_26_27_1

    Связанные записи

    К быстрому падению замка могли привести и такие меры, как, например, отравление источников воды в округе, сожжение крестьянских домов, опустошение полей и обстрел замка зажигательными снарядами. Все это имело место в исключительных случаях, особенно если нападение велось из мести. Сомнительно, однако, что это было общепринято.

    Куда чаще при распрях и осадах речь шла об экономических и политических интересах. Для удовлетворения этих интересов первоочередной целью был захват замка и прилегающего ареала и ленов. Если осаждающий убивает крестьян или, как минимум, уничтожает их средства существования, как могут они быть полезны и послушны.

    Если замок, представлявший огромную ценность, сожжен и разрушен, то какая от него польза? Поэтому целью осаждающих было получить в свои руки замок и другие ценности (земли и поля, крестьян, дичь, воды и т.д.) по возмож­ности в целости. Даже непосредственно при осаде нападающие не были заинте­ресованы в разрушении экономического окружения осаждаемого замка, так как и сами нуждались в источниках снабжения. Выжги они окрестности, хозя­йственное обеспечение рухнуло бы, а ведь неизвестно, сколько еще продлится осада.

    И, наконец, нынешний враг мог через некоторое время понадобиться как надежный и сильный союзник, что было возможно, лишь если осаждающий не прибегал к излишней жестокости.

    Конечно, тот или иной замок брали штурмом, но часто штурмы закан­чивались неудачей, как во время Эльтцской распри, которая начиналась с безуспешной атаки замка Эльтц, после чего осаждающие приступили к возведе­нию контр-замка - Трутц-Эльтца.

    В большинстве случаев главной причиной успеха взятия замка было психологическое давление на осажден­ных: вид возводимого противником контр-замка, постоянное соблюдение мер предосторожности, вынужденное ограничение в передвижения по террито­рии замка из-за обстрела, круглосуточ­ная бдительность и постоянное слежение за продвижением саперов, а также опасения, что оборонительные сооруже­ния могут рухнуть. А если к этому еще добавить и побочные отрицательные факторы, например, поражение союзно­го войска и потеря надежды на скорую помощь или предательство, то порази­тельно долго державшийся моральный дух быстро падал. Приведенные приме­ры подчеркивают, что в средневековой осадной войне использовались все средства и приемы, в том числе психоло­гические.

    1_32_3

    Благодаря дошедшим до наших дней средневековым манускриптам по обучению рыца­рей искусству ведения войны можно видеть, какие средства применяли рыцари при осадах крепостей и замков. Так, например, в рукописи 1459 года «AlteArmaturundRingkunst», автором которой является знаменитый немецкий «мастер меча» Ганс Талхоффер, помимо различных приемов по фехтованию холодным оружием и элементов борьбы без оружия приводятся иллюстрированные инструкции, как действовать во время осады или обороны фортификаци­онных укреплений:

    3_2

    Связанные записи

    Еще одним элементом осады был измор. Как известно, человек может прожить без воды пару дней и около 30 дней без еды, но при этом надо учитывать, что во время осады голодающие осажденные должны были еще и обороняться, а голод существенно снижал их боевые навыки. Когда противник окружал замок и перерезал подходы к нему фортификационными сооружениями, доставка в замок еды прекращалась, и осажденным приходилось полагаться только на свои запасы. Обычно в замке имелись небольшие запасы продовольствия и воды на случай неожиданной осады. Эти припасы быстро заканчивались, и осажденным приходилось придумывать различные ухищрения, как их пополнить. Обычно продукты пытались доставить в замок ночью, небольшими партиями, пройдя через кольцо осады по узким, плохо охраняемым тропам. Чтобы полностью перекрыть доступ продуктов в замок, осаждающим приходилось вести постоянное наблюдение, особенно ночью, для этого необходимо было зажигать сторожевые огни по всему периметру замка. Но для такого тотального контроля нужны были большие человеческие и материальные издержки. Не меньшую снабженческую проблему приходилось решать и осаждающим. Стоит задуматься о войске, которое на протяжении трех лет осаждало Турант, обстреливая его с Бляйденберга. Войско на протяжении всего этого времени надо было материально обеспечивать, что, как мы знаем, получалось неплохо. В источниках говорится об 1000000 мальтеров плодов (malter - мера сыпучих тел) и 3000 фудеров вина (fader - большая бочка) - это совершенно невероятное количество, примерно 2,8 млн. литров, что или является ошибкой переписчика, или свидетельствует о постоянном числе осаждающих не менее 1000 человек.

    Весьма существенным как для осаждающих, так и осажденных было отношение местно­го населения, т.е. источника припасов. Ведь для маленького, удаленного замка возможности снабжения и, соответственно, способность выдержать осаду невелики.

    Держать замок в осаде и ждать, когда от голода осажденные сами сдадут его, было выгодно по двум причинам. Во-первых, как мы уже отмечали, фортификационные сооружения замка оставались целыми, и осаждающие получали после сдачи в свое распоряжение боеспособный замок. Во-вторых, при пассивном ведении осады войска осаждающих имели минимальные потери в живой силе. А вот такой элемент осады, как штурм, в случае неудачи, наоборот, мог привести к почти полному истреблению армии осаждающих. Возможностью для осаждающих быстро взять замок была прямая фронтальная атака - штурм. Как происходил штурм, более или менее достоверно можно увидеть в голивудских фильмах - обстрел из луков, копьеметательных и камнеметательных машин, применение подвижных башен, штурмовых лестниц и таранов -все это имело место, особенно если хотели быстро добиться успеха, - при риске быстрого поражения.

    Штурм мог быть успешным при условии внезапного нападения на замок или, наоборот, в конце осады, когда стены замка частично разрушены, а его защитники измучены долгой осадой.

    3132

    Связанные записи

    Зачастую во время осады нападающие использовали осадную башню, известную еще с античных времен. Осадная башня представляла собой огромное деревянное сооружение, обитое сырыми шкурами животных, которое подкатывали к самым стенам осажденного укрепления. На верхней площадке башни, которая возвышалась над стенами осажденных укреплений, находились стрелки (лучники и арбалетчики), а иногда размещались и легкие метательные машины. Передвигали осадную башню к стене при помощи лебедок. Иногда на нижнем ярусе осадной башни устанавливали таран или специальные буравы для расшатывания кладки стен.

    Примером использования осадных башен может служить свидетельство Гийома Тирского, относящееся к штурму Иерусалима крестоносцами в 1099 году: «…осажденные, решив сопротивляться врагу до конца, пускали копья и бесчисленное множество стрел, метали камни руками и из метательных орудий, прилагая все силы к тому, чтобы отогнать наших от их стены. Наши, в свою очередь, еще более рьяно бросались вперед и, прикрывшись щитами и плетенка­ми, непрерывно пускали стрелы из лука и баллисты, метали камни величиной с кулак и бесстрашно пытались продвинуться к стене, чтобы тех, кто стоял на башнях, лишить мужества и спокойствия.

    Другие же, стоявшие в осадных башнях, то старались при помощи шестов придвинуть подвиж­ную башню к укреплениям, то пускали из метатель­ных орудий огромные камни в стену и пытались непрерывными ударами и частыми сотрясениями ослабить ее так, чтобы она рухнула. Некоторые при помощи малых метательных орудий, называемых манганами, из которых стреляли камнем меньшего веса, сбивали тех, кто охранял от наших внешние укрепления стен. Но ни те, которые пытались протолкнуть осадные башни к стенам, не могли должным образом выполнить их намерение, ибо продвижению препятствовал огромный и глубокий ров, прорытый перед стенами, ни те, которые пытались метательными орудиями пробить в стене брешь, не достигли удовлетворительных результа­тов. Ибо осажденные спускали со стен мешки с соломой и отрубями, а также канаты и ковры, громадные балки и тюфяки, набитые ватой, чтобы этими мягкими и упругими вещами ослабить удары камней и свести на нет все усилия наших. Более того, они и сами поставили у себя орудия, притом в гораздо большем количестве, чем у нас, из которых забрасывали наших стрелами и камнями, чтобы препятствовать их действиям. Кроме того, они направляли на наши машины из своих громадных орудий, стоявших позади укреплений, такие ловкие удары, что у наших осадных башен едва не разбили основание, пробили бока и одним сотрясением чуть не сбросили на землю тех, кто стоял наверху, чтобы сражаться оттуда».

    27262524

    Связанные записи

    Одним из успешных элементов осады был обстрел оборонительных сооружений при помощи метательных машин. До огнестрельного оружия при осадах применялись метательные машины, стреляющие камнями или тяжелыми копьями. В соответствии с устройством метательных машин траектория снаряда дугообразна. Лишь с появлением огнестрельного оружия стал эффективен горизонтальный выстрел.

    Первые пушки появляются во второй половине XIV века, прежде всего в арсеналах богатых городов. Известный пример на территории Германии - осада замка Танненберг (Tannenberg) в 1399 году.

    Как теоретические, так и опытные исследования нашего времени позволяют с некоторой вероятностью принять за возможную дальность стрельбы метательных машин Средневековья 200 метров для тяжелых снарядов весом около 150-200 кг, и 500 метров - для более легких снарядов, весом до 50 кг. Самой мощной из метательных машин Средневековья был требюше.

    Первое упоминание о применении требюше во время осады относится к XIII веку. Требюше обладал большой дальностью стрельбы и был в те времена сложной и дорогой военной машиной. Падающий каменный шар весом 40 кг, пущенный из требюше с расстояния 500 метров, был в состоянии пробить крышу вместе с балками. Наряду с камнями активно использовались зажигательные снаряды. Вот пример такого снаряда из «Истории герцога Жоффруа», написанной монахом Жаном де Мармутье и описывающей осаду Монтрёй-ан-Белле в 1147 году Жоффруа Плантагенетом, графом Анжу: «Он приказал наполнить ореховым и конопляным маслом и куделью железный горшок, скрепленный железными обручами и висящий на прочной цепи, и отверстие горшка запечатать подходящей железной полосой, крепко закупоренной. Сверх того он приказал поставить наполненный горшок в раскаленную печь на долгое время, пока он не запылал от сильнейшего жара, так, чтобы булькающее внутри масло закипело. Сперва охладив цепь водой, его доставали снова, прикрепляли к «руке» мангонеля и, с огромной силой и умением, пока он был раскален, инженеры метали его в прочные балки, перекрывавшие бреши. Он раскрывался от удара и от извергнутого содержимого возникал огонь. Вылившееся масло соединялось с шариками огня, давая пищу для пламени. Языки пламени, распространяясь с исключительной быстротой, сожгли три дома и едва позволили людям избежать сожжения».

    В данном случае зажигательная смесь использовалась для уничтожения деревянных загородок, которыми защитники пытались перекрыть проделанные тараном бреши в стене. Веком позже Марк Грек в «Liber Ignium» рекомендует дистиллированную смесь размолотого или пережженного красного кирпича с льняным, ореховым или конопляным маслом (так называемое «масло философов»). Но популярнее была пусть менее эффективная, зато более дешевая смола.

    Обстрел оборонительных сооружений, помимо разрушительной силы, обладал еще и психологическим воздействием. Осажденные постоянно находились в состоянии сильного стресса от постоянных ударов камней о стены и крыши. Люди не могли свободно передвигаться по замку без риска для жизни. Все эти факторы сильно влияли на осажденных и часто способствовали быстрой капитуляции замка.

    2321

    Связанные записи

    Одним из элементов осады являлась постройка контр-замка. Для изоляции осажденных перерезая непосредственный вход в замок, осаждающие возводили контр-замок. Пока часть нападавших строила укрепление, другая часть воинов их охраняла, тем самым не давая осажденным сделать вылазку. К примеру, при осаде замка Эльтц с небольшими затратами сил можно было валом и рвом перерезать непосредственный подъезд к нему. Таким образом обитатели Эльтца оказывались запертыми и едва ли могли предпринять какие-либо контрмеры. Обитатели осажденных замков находились в относительной безопасности и имели некоторые удобства. Поэтому они не всегда отваживались предпринять вылазку. Зачем им было мешать строительству контр-замка, если при этом можно было пострадать самим, тем более что в любое время могла подойти помощь дружественных войск, как во время Эльтцской распри Во время осады контр-замки возводились стремительно, для этого применялись различные ухищрения, например, в известковый раствор добавлялось много глины, чтобы быстрее поднять стены повыше. Контр-замок для осаждающих был одновременно и убежищем, и командным пунктом. В нем устанавливались метательные машины и размещались команды стрелков Вообще сам по себе контр-замок являлся символом военной силы.

    Эффективнее были контр-замки, расположенные - как Трутц-Эльтц или Бляйденберг - выше цели. По этим же причинам замок Рамштайн в Эльзасе при осаде замка Ортенберг (Ortenberg) не играл активной роли, так как он был, как контр-замок, заложен ниже Ортенберга. И напротив из Ортенберга было удобно обстреливать Рамштайн.

    22

    Связанные записи

    Животные играли большую роль в средневеко­вой осадной войне, пусть часто лишь как расходный материал. Taccola советует для захвата укрепленных пунктов внутри которых имеются деревянные дома и соломенные крыши, окунать кошек и мышей в спирт, привязывать к ним фитиль, поджигать и перебрасывать через стену. Горящие животные в панике будут носиться по двору замка и там - «к успеху полководца» - поджигать все, что возможно. При полевом сражении Taccola советует привязы­вать к злым собакам горшки с горючим веществом с тем, чтобы они могли нанести повреждения лоша­дям противника. Куда безобиднее были небольшие хитрости - например, когда осажденные жертвова­ли последней скотиной, чтобы произвести на осаж­дающих впечатление богатых запасов. Об осаде Hohenneuffen в Швабском Альбе (Баден-Вюртемберг) рассказывают, что защитники замка накормили своего единственного осла до смерти последними продуктами и с набитым животом бросили в осаждающих. Те попались на хитрость, решив, что замок имеет большие запасы, и прекратили осаду. Большинство осад осуществлялось не большим войском или военными союзами, а немногочис­ленными группами воинов. Европейские замки в основном были рассчитаны на противостоя­ние небольшим разбойничьим ордам или маленьким военным отрядам. В этих скромных рамках они доказывали собственную обороноспособность и выполняли тем самым свое назна­чение. Описания того времени изображают лишь знаменитые, хорошо организованные и впечатляющие военные компании. Но были и обычные внезапные нападения, штурмы выпол­няемые несколькими дюжинами нападающих. Так как большинство замков Европы имели вопреки распространенным представлениям, относительно маленький гарнизон, максимум до 20-40 воинов, для осады таких замков было достаточно небольшого войска в 70-150 воинов.

    47rs120311a427_0

    Связанные записи

    Иногда моральное состояние осаждаемых разрушалось демонстрацией бессмысленности нападения и осады.

    Так, например, в 1333 году защитники замка рыцарей-разбойников Schwanau в Эльзасе пригласили внутрь представителей осаждаю­щих, чтобы убедить их в неприступности крепости (но все-же так и не убедили). Во время осад обе стороны не гнушались прибегать к всевозможным, порой недостойным трюкам, целью которых было моральное ослабление противника. Обстрел осажденных замков и городов фекалиями, мертвыми живот­ными и падалью, телами казненных врагов, отбросами или пчелиными ульями был излюб­ленным методом, предпринимаемым с целью ослабить противника инфекциями и другими проблемами. При осаде замка Karlstein в Боге­мии в 1422 году гуситы доставляли телегами содержимое клоак Праги и обстреливали им осажденных, которые смогли справиться с запахом и инфекциями с помощью негашеной извести. Во время большой эпидемии чумы тела умерших от болезни людей и трупы инфи­цированных животных часто забрасывали в осажденные пункты. Такие методы считались бесчестными, но цель в конце концов оправды­вала средства. Хотя средневековый военный инженер Taccola и описывает в середине XV века затопление городов или замков и полей в связи с сопряженными с этим гнусностями как противные военному кодексу и призывает отказаться от них, одновременно он дает четкие советы по их применению.

    2_21_2

    Связанные записи

    С середины XV века подкопы стали для осажденных еще более опасными, так как штоль­ни начали наполнять взрывчатыми веществами. Средневековый военный инженер Taccola одним из первых советовал доводить штольню до середины замка, затем размещать там 3 - 4 бочонка пушечного пороха в некоем подобии печи, выводить наружу шнур и так плотно замуро­вывать вход в штольню, чтобы детонация была максимальной и разрушила весь замок. Хотя подкоп функционировал лишь там, где естественная скала была не слишком твердой или замок не был окружен водой, все равно осажденные испытывали страх перед ним. Всегда оставалось опасение, что внезапно с громким грохотом рухнет башня или участок стены. Примером приме­нения подкопа при осаде оборонительных укреплений может служить осада мусульманами з а м к а крестоносцев Margat в Святой Земле.

    Султан Qalaun 17 апреля 1285 года начал осаду замка крестоносцев Margat, который находился на побережье Сирии. Замок представлял собой многоуровневые фортификационные внешние укрепления, внутри которых находился гигантских размеров мощный донжон. Когда все попытки штурма внешнего замка и обстрела камнеметными машинами не дали результата, султан приказал рыть подкоп. При помощи подкопа мусульмане обрушили южную башню внешних укреплений и приступили непосредственно к штурму донжона, в котором укрылись осажденные рыцари-госпитальеры. После того, как выяснилось, что донжон взять еще труднее, чем внешние укрепления, султан приказал вырыть еще одну штольню, которая в конце концов достигла расположенного на южной стороне замка гигантского донжона. Вместо того чтобы поджечь штольню и попытаться обрушить его стены, султан вызывает предводителей рыцарей-госпитальеров на переговоры. Убедительным доводом в пользу того, что султану удастся взять донжон, послужила демонстрация подкопа, госпитальеров даже провели по нему. Реально оценив свои возможности и учитывая то, что султан предложил сдать замок на почетных условиях, рыцари-госпитальеры 25 мая прекратили сражаться и покинули его. Султан продемонстрировал хорошо рассчитанный, экономный способ ведения войны, так как благодаря капитуляции не только удалось сохранить жизни и снаряжение своих воинов, но и, самое главное, основные оборонительные укрепления замка. Таким образом, замок после сдачи оставался практически полностью боеспособным, достаточно было небольших восстановительных работ, и новый хозяин получал его при минимальных затратах. А зная слабые стороны своего нового приобретения, новый хозяин замка мог улучшить его защитные свойства и тем самым сделать замок по-настоящему неприступным. Французский хронист Froissart описывает точно такой же подход при осаде архиепископского замка Cormicy близ Реймса лордом Burghersh в 1339 году, где осаждающие проявляли благородство и осмотрительность. В подобных случаях моральное состояние осажденных разрушалось демонстрацией бессмысленности сопротивления, но одновременно им гарантировался почетный и мирный выход.

    15

    Связанные записи

    Весьма эффективным способом взятия укрепленного пункта был подкоп, если, конечно, позволяли рельеф и почва. Данный вид осады очень часто применялся в период с XII по XIV век. Если это было возможно, то проводилась штольня в направлении замка, при этом устанавлива­лись опоры. Когда достигался уровень укреплений, штольня наполнялась хорошо горящими материалами (например, хворост, залитый маслом или свиным жиром), потом все поджигалось. Опоры выгорали, штольня обрушивалась, увлекая за собой части укреплений. Иногда к стене замка, при условии, что он не был обнесен рвом, подводили покрытую досками траншею, чтобы разрушить стену у самого основания. Видя это, осажденные проводили контрприем - с обрат­ной стороны постоянно наращивали кладку стены. Иногда подкоп старались провести с таким расчетом, чтобы его выход оказался за стеной замка, и тогда можно было ночью проникнуть по нему внутрь, убить часовых и открыть ворота. Для определения, где роется подкоп, осажденные применяли простой способ: расставляли вдоль стен емкости с водой и периодически наблюда­ли за ними. Если в каком-либо из сосудов появлялась рябь на поверхности воды, это означало, что здесь роют подкоп.

    Таким образом, узнав, где противник роет подкоп, осажденные начинали рыть в этом месте туннель. Этот туннель должен был встретиться с подкопом противника, и по нему можно было либо пустить едкий дым, чтобы противник задохнулся, либо вступить с ним в рукопашную схватку. При удачном стечении обстоятельств, перебив группу вражеских лазутчиков в подкопе, осажденные могли сделать по нему вылазку и неожиданно напасть на неприятеля, устроив диверсию, будь то уничтожение осадных машин или поджог вражеского лагеря, а потом назад по туннелю вернуться в замок, после чего подкоп засыпали. Примером удачного подкопа может служить осада замка Altwindstein в Северном Эльзасе войсками Страссбурга в 1332 году. Пока 80 саперов рыли подкоп, четыре метательные машины, прикрытые от вражеских стрелков двумя подвижными навесами, вели отвлекаю­щую стрельбу по противнику. За десять дней титанических усилий саперы прорыли в прилегающем склоне туннель, который вел через подножие замковой скалы и выходил с северо-запада в юго-восточную часть нижнего замка.

    1413

    Связанные записи