Наши работы

4_3 3 6_3 8_1
Топ
    Облако меток
    Форум
    Июнь 2012
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Май   Июль »
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930  

    28.06.2012

    В 1452 году во время осады Бордо впервые зафиксировано применение полых, заполненных порохом ядер, т.е. разрывных бомб. В 1454 году в Руане в первый раз упомянут двухколесный орудийный лафет. Первые реалистичные изображения такого лафета зафиксированы в 1483 году в швейцарской «Bemer Chronicles».

    К 1480 году скорострельность орудий крупного калибра достигла 30 выстрелов в день; большего нельзя было себе позволить из-за нагревания ствола (после каждых нескольких выстрелов пушку приходилось охлаждать не менее часа).

    В 1440-е гг. появились первые аркебузы с укороченным прикладом, который упирали в плечо близко к щеке. В это же время удлинились стволы (до 50-100 см) и уменьшился калибр (до 12,5-16 мм). Одновременно применялись и легкие пушки («колумбины») со стволом 1,5-2 метра и калибром 25-32 мм.

    Если большие требюше были окончательно вытеснены пороховым оружием к 1440 году, то ручные арбалеты в этот период еще находились на вооружении. Первые аркебузы появились в Германии. Из-за большого веса они первоначально использовались только для стрельбы из укреплений. Несмотря на невысокую эффективность (низкие точность, дальнобойность, скорострельность), это оружие сразу же стало популярным у горожан. Освоить его было намного проще, чем арбалет. К тому же в конце XV века аркебуза стоила в 2-3 раза дешевле, чем арбалет, хранить и поддерживать ее в рабочем состоянии было значительно легче. Важным плюсом была и компактность, позволяющая аркебузирам размещаться плотнее по фронту, чем арбалетчикам, а также стрелять из окопов лежа. Грохот, огонь и дым аркебуз долгое время пугали лошадей, что помогало отбивать конные атаки.

    До начала XVI века арбалеты и аркебузы применялись на равных в полевых армиях. Окончательное вытеснение арбалетов из военного дела произошло в конце XVI века, хотя для охоты они использовались еще более двух столетий.

    В XV-XVI веках основным термином для обозначения ручного огнестрельного оружия была именно «аркебуза». Мушкет - это очень тяжелая и в общем малоудачная испанская разновидность аркебузы, калибром 20-23 мм и с длиной ствола более 1 метра, изобретенная в 1520 году специально для противостояния французской рыцарской коннице в «готических» доспехах. Даже в испанской армии мушкетеров было куда меньше, чем аркебузиров, и существовали настоящие мушкеты недолго. Однако именно мушкет считался наиболее престижным оружием, мушкетеры получали повышенную плату и стали рассматриваться как основной вид стрелковых войск, хотя калибр их мушкетов со временем уменьшился до 17-20 мм. Постепенно термин «мушкет» стал основным обозначением для ручного оружия уже с конца XVI века.

    В XVI веке революция в пороховом оружии завершилась. Изобретенные в то время гранулированный черный порох, длинноствольные железные ружья с деревянными прикладами и свинцовыми пулями, а также бронзовые литые дульнозарядные пушки на колесных лафетах с чугунными ядрами без принципиальных изменений просуществовали следующие 300 лет.

    1_32_33_34_45_46_47_4

    Связанные записи

    Средняя бомбарда того времени обслуживалась командой в 10-20 человек и выстреливала два стокилограммовых ядра в час (причем далеко не круглосуточно) на 200 метров, хотя максимальная дальнобойность могла достигать 1000 метров. На перевозку 2,5-тонной пушки и снаряжения к ней требовались 44 упряжные лошади. Примечательно, что вес наиболее распространенных каменных пушечных ядер того времени (100-200 кг) совпадал с весом ядер больших требюше, хотя попадались единичные сверхкрупные экзем­пляры.

    Крупным минусом больших бомбард была очень сильная отдача, вынуждавшая использовать их стационарно, с дубовых колод, позади которых располагалась целая система деревянных упоров. После каждого выстрела ее приходилось ремонтировать. Естественно, ни о какой точности и скорострельности не могло быть и речи. Зато ядро бомбарды било с той же силой, что и

    вдвое более тяжелое ядро требюше. Большинство пушек среднего и крупно­го калибра XIV-XV веков были казнозарядными - в задней части ствола име­лась   выемка,   в   которую   вставляли камору,   закрепляемую   клином.   В камору помещали заряд пороха. Такой подход  повышал  скорострельность - сменные каморы можно было готовить заранее. Однако в то время было невозможно   добиться   герметичности   и долговечности казнозарядных пушек - возникали утечки пороховых газов из казенной части, что снижало мощность выстрела,   создавало   опасность   для персонала и самой пушки. К началу XVI века верх одержали орудия, заряжаемые спереди, с дула -  сперва порох, потом деревянная пробка, затем ядро. Такая конструкция была прочнее, надежнее и имела более высокий КПД. Казнозарядные орудия сохранились лишь на флоте - там некоторое время не могли  решить  проблему удобной  и  безопасной перезарядки дульнозарядных пушек, ведь их дула высовывались  наружу.  Откреплять  и  откатывать орудия в условиях качки было рискованно. В 1448 году в ходе «второй битвы» при Косово немецкие  и  богемские  аркебузиры  венгерского правителя   Хуньяди   продемонстрировали   свое преимущество   перед   турецкими   лучниками-янычарами. Противники вели перестрелку из-за палисадников на дистанции примерно 100 метров. Хотя общая победа и досталась более многочислен­ным туркам, впечатленный султан Мурад II приказал принять аркебузы на вооружение янычаров.

    4_35_36_37_38_39_3

    Связанные записи

    Соперник французов, бургундский герцог Филипп Добрый тем временем сделал ставку на создание все более гига­нтских бомбард: рекордсменами были изготовленные во Фландрии из сварных железных полос «Mons Meg» и «Dulle Griet». Зрелищности в этих орудиях было больше, чем эффективности. Сохранившаяся до наших дней 3,9-метровая «Mons Meg», сделанная в 1449 году, имела калибр 480 мм и весила 6040 к г .

    В 1457 году эта бомбарда была подарена шотландскому королю Якову II . По оценкам современного исследователя Эриха Эгга, она могла метать ядра весом около 150 кг на 263 метра. Еще более крупной была пятиметровая бомбарда «Бешеная Грета», захваченная в 1452 году бургундцами в Оденарде: ее ствол весил 16,4 тонны, она метала ядра весом 340 кг и диаметром 64 см.

    На 12 гигантских бомбард, отлитых из бронзы венгерским ренегатом Урбаном, делал ставку и турецкий султан Мехмед II во время осады Константинополя в 1453 году. Одна из них, 12-метровая «Базилика», при весе 32 т и диаметре ствола 930 мм выстреливала 91-сантиметровые каменные ядра весом 590 кг (для сравнения: кремлевская «Царь-пушка» XVI века имеет калибр 920 мм).

    Уже на второй день осады в «Базилике» появились трещины. Вот что о ней пишет хронист Дука в «Византрийской истории»: «…в три месяца было сооружено и выплавлено чудище некое -страшное и необыкновенное. … Гул же распространился в длину до 100 стадий; а камень упал далеко от того места, откуда был выпущен, - примерно в одной миле. В месте же, где он упал, образовалась яма величиной в сажень. …И приказал Магомет перевезти бомбарду к Константи­нополю: и запрягли тридцать упряжек, и тащили ее позади себя 60 быков; я сказал бы: быки быков. А с боков бомбарды - по 200 мужчин с каждой стороны, чтобы тянули и уравновешивали ее, чтоб не упала в пути. А впереди упряжек - 50 плотников, чтобы готовили деревянные мосты для уравнивания дороги, и с ними 200 рабочих».

    Интересен приводимый Дукой совет венгерского посла Янки, как следует разрушать стены: «Если хочешь, чтобы легко упали стены, направь пушку в другую часть стены, отступив от места попадания первого снаряда саженей пять или шесть, и тогда, равняясь по первому, мечи другой снаряд. А когда аккуратно попали два край­них, тогда бросай и третий - так, чтобы три снаряда находились в фигуре треугольника, и тогда увидишь, как эта часть стены упадет на землю». Видимо этот совет понравился Магомету, и канонир последо­вал ему; так и вышло.

    1_22_23_2

    Связанные записи

    Самые крупные орудия именовались бомбардами, среднего калибра «веглерами» («птицеловами»; их длина составляла около 2,5 метра, вес - 100-500 кг, часто они были казнозарядными), поменьше «краподинами» (1-2,5 метра дли­ны), самые малые длинноствольные кулевринами и серпентинами. Например, для похода 1442 года Жан Бюро изготовил 6 бомбард, 16 веглеров, 20 серпентин, 40 кулеврин и неизвестное число рибодекинов - общей стоимостью 4198 турских ливров. Для них потребовалось 20000 фунтов (8 тонн) пороха стоимостью 2200 турских ливров.

    По бургундским стандартам от 1470 года бомбарду тащили 24 лошади, краподину 8, серпентину или мортиру 4, малую серпентину 2. Столь же важным стало появление во Франции бронзовых литых дульнозарядных пушек наряду с железными сварными казнозарядными, чему также способствовали братья Бюро. Некоторое время эти две технологии сосуществовали. Железо в это время стоило в шесть раз дешевле бронзы, и сварные железные пушки были втрое дешевле бронзовых. Тем не менее победа вскоре оказалась за вторыми. Бронзовые литые пушки имели стенки ствола одинаковой толщины и прочности, что делало их предсказуемыми. Теперь стало возможным точно рассчитать, какой максимальный вес заряда допустим для данного типа орудия Напротив, многочисленные швы сварных стволов могли дать слабину в любом месте и в непредсказуемый момент с катастрофическими последствиями для самого орудия и прислуги.

    Это случилось, например, в  1460 году, когда шотландский король Яков II был убит во время осады английского замка Роксбо­ро   в   результате   взрыва  пушки   «Лев». Поэтому в сварных пушках приходилось использовать  заряды   в   несколько   раз заниженные по сравнению с бронзовыми пушками такого же калибра. Брат Жана Бюро, «мэтр артиллерии», специализиро­вался на ее практическом применении. Раньше упор делался на единичные бом­барды  огромного  калибра,  их  большая мощность сводилась на нет сверхнизкой скорострельностью (несколько выстрелов в день) и крайним неудобством разверты­вания. Братья Бюро стали использовать многочисленные скорострельные пушки среднего калибра на колесных лафетах. Их огонь умело концентрировался на выбран­ном участке стены и оказывался значитель­но результативнее единичных выстрелов I больших бомбард. Новый метод показал себя исключительно эффективным в конце Столетней войны (особенно в кампании 1449-50   гг.,   когда   было   проведено   60 успешных осад).

    Это произвело глубокое впечатление на всю Европу. С использованием нового метода фортификационные укрепления замков сносились за недели, а порой и за считанные дни. Окончательно переход на «французскую» систему организации артиллерии произошел после Итальянского похода французов в 1494 году, когда ее потрясающая эффективность была продемонстрирована уже на международном уровне. В сражении при Кастильоне братья Бюро прини­мали личное участие, укрепив французский лагерь ломаной линией валов, на которых были установлены 300 пушек малого и среднего калибра. Атаковавшие французов англичане понесли большие потери, особенно от картечи. Ядром была убита лошадь английского полководца Джона Талбота, графа Шрусбери, придавившая его и лишившая возможности командовать. Затем стоявшие в резерве французские конные жандармы атаковали с тыла англичан и разгромили их.

    Успех осадной артиллерии братьев Бюро был обусловлен не только недостаточной прочностью каменных стен, но и их неприспособленностью для размещения тяжелых пушек, имев­ших намного более сильную отдачу, чем механические спрингалды, бриколи и куйяры. Поэтому обороняющиеся были лишены возможности вести эффективную контрбатарейную борьбу. Кризис фортификации середины XV века породил очередную волну изменений в крепостной архитектуре - стены стали ниже, толще, стал шире применяться обожженный кирпич вместо камня. Кирпич смягчает удар, осыпается, но не раскалывается, не создавая большой бреши. Московский Кремль постройки 1485-95 гг. - прекрасный образец крепости, спроектированной в расчете на применение пороховой артиллерии обеими сторонами. Большое значение приобрело использование различных земляных сооружений с обеих сторон старых каменных стен - внут­реннего вала («ретирата», впервые опробованная в Пизе в 1500 году) и особенно выносные «бульваров», специально спроектированных под пушки (низкие широкие валы с деревоземляны-ми позициями для орудий, хорошо задерживающие удары каменных ядер). Они вошли в употреб­ление начиная с 1420-х гг. и были широко распространены с середины XV века. Окончательно восстановила позиции обороны в противостоянии с артиллерией «бастионная система», достиг­шая «зрелости» в 1520-х гг. в Италии.

    2_13_14_25_26_2

    Связанные записи

    Важным шагом в развитии новой артиллерии стало появление «лепешечного» пороха в 1420-х гг. - сначала в Германии, затем в других странах. Теперь из пороха «мякотью» с использованием специального раствора на основе спирта стали готовить твердые лепешки, способные долго храниться без существенного отсыревания и расслаивания. Размалывать их перед боем было куда практичнее, чем изготавливать порох «с нуля». Прогрессировало и производство орудийных стволов (их теперь стали делать из двух слоев сварных железных полос на поперечные полосы накладывались сверху круговые) и лафетов. Появились мушки, обеспечивающие более точную наводку. Результатом стало вытеснение больших требюше в 1420-х гг. В это же время кулеврины вытеснили большие станковые арбалеты - решающим фактором стало повышение надежности легких пушек.

    Впервые легкая артиллерия была успешно использована в полевых боях в ходе Гуситских войн (1419-1437 гг.). Гуситы использовали тяжелые аркебузы - «тарасницы» и пушки-«хоуфницы» (от нем. слова «хоуф» - «толпа»; они предназначались для стрельбы по скоплениям противника). По современным оценкам, на 6000 гуситов приходилось 36 полевых, 10 тяжелых пушек и 360 аркебуз. Грохот и дым огнестрельного оружия оказались очень эффективными, что побудило Яна Жижку после 1421 года вооружить им всю армию.

    Тогдашние аркебузы стреляли всего на 50 метров, зато за 20 метров пробивали рыцар­ские доспехи. Длина их ствола составляла 40-50 см, калибр -около 18 мм, вес - приблизитель­но 10-14 кг. В 1429 году впервые засвидетельствовано ведение снайперского огня из кулеврины орлеанским пушкарем Жаном де Монтсилером. В свою очередь, англичане выпустили 124 камен­ных ядра из 15 казнозарядных пушек во время осады Орлеана в 1428-29 гг. В 1435 году ручные пушки («culverins ad manum») были задействованы в Руане.

    Очередной шаг вперед пороховое оружие сделало около 1450 года во Франции в результа­те деятельности братьев Бюро. В период с 1430 по 1440 год братья провели ряд успешных осад занятых англичанами крепостей. В награду Жан Бюро в 1443 году был назначен королевским казначеем и по совместительству главным военным инженером. Он перевел французскую артиллерию на чугунные ядра (впервые использование чугунных ядер упоминает­ся в 1400 году). При той же массе они имели в 2,5-3 раза меньший объем, чем каменные, что позволяло использовать более легкие орудия уменьшенного калибра с более длинными стволами. Данное обсто­ятельство в сочетании с внедрением четырехколес­ных лафетов повысило мобильность французской артиллерии. Кроме того, чугунные ядра более плотно прилегали к внутренним стенкам стволов, что позволяло снизить расход пороха. Способство­вало его экономии и удлинение стволов. Но главным новаторским достижением Жана Бюро была стан­дартизация, введение так называемых «7 калибров Франции». Полевые пушки стали делиться на калибры в зависимости от веса ядер: 1,2,4, 8,16, 32 и 64 фунта (во французском фунте было 409 грам­мов). Улучшению организации и снабжения фран­цузской артиллерии способствовало и учреждение трех специальных артиллерийских парков в Даксе, Молеоне и Гисане.

    8_19_11_1

    Связанные записи

    О растущей эффективности осадной артиллерии свидетельствует «Chronique du religieux de Saint-Denis», рассказывающая об обстреле в 1412 году франко-бургундской артиллерией города Бурж, резиденции герцога Беррийского. В ней говорится, что уже в первый день осады выстрелом из большой пушки был поврежден фундамент одной из башен, а на следующий день 12 каменных ядер пробили башню, стены и разрушили много зданий. За время осады герцогу не менее семи раз приходилось менять свою резиденцию, чтобы избежать попаданий каменных ядер.

    Крупным шагом вперед стала осада английским королем Генрихом VI французского порта Арфлёр в 1415 году. Англичане использовали команду из 75 профессиональных артиллеристов, 65 бомбард и более 10000 каменных ядер. Все это было задействовано после неудачного подкопа, блокированного контрминами горожан. Пушкам удалось проломить стены города и принудить его к сдаче.

    Эти успехи осадной пороховой артиллерии породили первые попытки модернизировать старые крепостные стены. Перед ними стали наваливать землю спереди, превращая стены в подобие крутых валов, однако этот подход показал себя малоэффективным. Земляной вал сильно давил на каменную кладку и часто ослаблял ее вместо того, чтобы усиливать. Кроме того, в результате обстрела земля осыпалась, что облегчало последующий штурм при помощи лестниц.

    Более удачным методом оказалось использование «гласисов», каменных наклонных подпорок, сделанных из твердых материалов - гранитных блоков (замок в Фужере), красного песчаника (замок Кенигсберга) или кирпича (замки в Англии). Стены ремонтировали или вовсе заменяли на новые, сделанные из более прочных материалов. Однако такая модер­низация стоила очень дорого. Дешевле было рытье дополнительных рвов, затруд­няющих приближение к стенам, но и это было не под силу мелким городам и второстепенным замкам. Около 1400 года в «Bellifortis» Конрада Киезера появилось изображение маленькой кулевриноподобной пушки, закрепленной на длинном шесте, играющем роль приклада, и установленной на подставке-штативе. Обслуживающий ее пушкарь подносит раскаленный прут к пороховой затравке.

    К 1411 году относится первое известное изображение Z-образного фитильного замка. В конце XIV века появились первые мортиры.

    5_16_17_1

    Связанные записи

    Именно в XIV веке исчезают торсионные спрингалды. Их конструктивные недостатки были, в общем-то, такими же, как и у ранних пушек среднего калибра: низкая скорострельность, уязвимость для непогоды, неприспо­собленность к быстрому перенацеливанию. К 1370 году пушки превзошли спрингалды по мощности, а в 1380 году сравнялись и по стоимости. К тому же пушки были ком­пактнее, долговечнее и проще в эксплуатации и техничес­ком обслуживании. Естественным следствием стала быстрая замена торсионных спрингалдов на пушки. Наглядным свидетельством этих перемен стало появление специальных орудийных амбразур в стенах - круглых (диаметром 13-30 см), с вертикальной обзорной щелью сверху (длиной 40-80 см и шириной 6-15 см), в отличие от крестообразных арбалетных амбразур. В Англии они появились в 1365 году, во Франции около 1380 года, в Испании, Италии и Германии в начале XV века. Специаль­ные орудийные амбразуры стали помещать значительно ниже, чем бойницы для луков и арбалетов.

    Главными недостатками пушек были низкая прочность стволов из сварных железных полос и склон­ность пороха отсыревать «мякотью» не только от дождя, но и от атмосферной влаги. Поэтому тогдашним армиям приходилось возить с собой селитру, серу и уголь и молоть их в полевых условиях непосредственно перед примене­нием. Срок службы такого пороха составлял всего несколько часов, потом он терял всякую надежность. Вдобавок при перевозке он расслаивался вследствие тряски: более тяжелые частицы серы опускались вниз, легкая селитра поднималась наверх. Непредсказуемо низкая прочность орудийных стволов приводила к тому, что пушкари для перестраховки использовали занижен­ные пороховые заряды.

    Поэтому огромные бомбарды конца XIV века и середины XV века (с диаметром ствола 500 мм и даже более) имели малую мощность.

    XV век часто называют «веком экспериментов» в пороховом оружии. В это время сосу­ществовало великое множество самых разных производственных методов, конструкций оружия, боеприпасов и рецептов взрывчатой смеси. Определить, какие из них эффективны, какие нет, было непросто, невежество правителей и неразвитость технических наук позволяли долго процветать разнообразным изобретателям-дилетантам и энтузиастам одной идеи. Проявлением этого хаоса была чрезвычайная пестрота в терминологии - десятки названий пушек, отражав­ших не столько разницу в конструкции, сколько фантазию создателей.

    В 1399 году англий­ский король Ричард II взял с собой 8 пушек на колодах и 200 ядер во время похода в Ирландию. Образцом осад­ного «поезда» может слу­жить французская кампания против занятого англичанами Кале в 1406 году: кроме 3400 тяжеловооруженных воинов французы задействовали 710 плотников, 1860 землекопов, 322 извозчика и 49 пушкарей. Для пушек (не менее 23) было заготовлено 2750 каменных ядер и не менее 20 тысяч фунтов пороха. При­мер длительного обстрела - осада Маастрихта: с 24 ноября 1407 года по 7 января 1408 года по городу было выпущено 1514 больших ядер из бомбард (в среднем 30 в день).

    1_02_03_04_1

    Связанные записи

    К 1370 году относится первое упомина­ние о литье пушек в Аугсбурге. В 1372 году французский полководец Дюгесклен использо­вал пушки при осаде Туара. В 1375 году францу­зы выстрелили 100 каменных ядер во время пятимесячной осады Сен-Савёр-ле-Виконт в Нормандии. Две самые большие пушки, при­сланные из Парижа, имели диаметр ствола около 300 мм и стреляли ядрами весом 40-45 кг. Главной проблемой французов была постоян­ная нехватка пороха, делавшая обстрел эпизо­дическим. Поэтому из 32 французских пушек были реально задействованы 4 самые крупные, остальные только устрашали противника своим видом.

    Англичане с успехом отвечали зажигательны­ми снарядами из требюше. Как пишет Фруассар, больше всего страдали от обстрела крыши домов, и англичане старались держаться ближе к башням ради безопасности. Последнее замечание свидетельствует о том, что пушки еще не были в состоянии пробить толстые стены башен. Одно из французских ядер попало через окно в спальню английского коменданта Чаттертона, когда он лежал в кровати, разбило мебель и проломило пол. После этого испытавший нервное потрясение Чаттертон стал искать мирного соглаше­ния и сдал город 3 июля за 55000 золотых франков и свободный выход.

    В 1377 году бургундский герцог Филипп Храбрый использовал пушки, стрелявшие 200-фунтовыми ядрами во время осады фламандского города Одруик, ими он смог разрушить стены городского замка. В 1378 году французский король Карл V использовал пушки при осаде Арда. В 1382 году фламандские мятежники использовали большие пушки во время осады Оуденаарде. Хронист Фруассар пишет по этому поводу: «Главарь мятежников Филипп ван Артевелде изгото вил и использовал необычайно большую бомбарду. Она имела калибр пятьдесят три дюйма и метала необычайно большие снаряды, массивные и тяжелые. Когда эта бомбарда разряжалась, ее можно было слышать, днем за добрых пять лиг (около 20 км) и за десять ночью, и был такой сильный грохот при разряжании, что казалось, что все дьяволы ада были на дороге». Благодаря артобстрелу город был взят. К 1376 году относится упоминание о литье пушек в Венеции.

    В 1378 году венецианские галеры использова­ли 3 бомбарды во время обороны Котора на побережье Черногории. Во Франции также к концу 1370 года пушки, стреляющие свинцовыми ядрами, сменили сирингалды на кораблях (обычно ставили по две пушки на каждом корабле).

    К 1382 году относятся первые упоминания об использовании пушек литовцами (во время осады Юрбарка) и Московским княжеством (против Тохтамыша). В 1386 году поляки успешно использовали пушки и требюше, чтобы взять замок Мариенвердер, принадлежащий Тевтонско­му ордену. К концу XIV века участились случаи использования пушек в полевых сражениях. Так, в 1382 году жители Гента использовали «рибодекины» (несколько малокалиберных стволов на одной повозке) против жителей Брюгге при Беверхутсвелде. То же огнестрельное оружие использо­вали в 1385 году кастильцы против португальцев и англичан при Алжубарроте. В 1387 году жители Падуи применяли «рибодекины» - против веронцев при Кастаньяро (один из веронских «рибодекинов» состоял из 144 стволов высотой 6 м). Но все эти баталии показали низкую эффек­тивность многоствольных орудий при полевых сражениях. Такое оружие было слишком медленным, неточным, недальнобойным и не могло эффективно остановить вражескую атаку. Сам принцип использования  нескольких  малокалиберных стволов вместо одного более крупного был невыгоден - круглые ядра малого калиб­ра, в отличие от более крупных, очень быстро теряют энергию из-за сопротивления воздуха и не способны к многократному рикошетированию от земли; затруднено точное наведение, переза­рядка длительна и неудобна. Поэтому многоствольные орудия стали использовать преимущес­твенно на ближней дистанции и в специфических ситуациях (например, охрана ворот), однако использование картечи сделало крупнокалиберные одноствольные орудия более эффективными и при стрельбе в упор.

    234_05_06_07_08_09_0

    Связанные записи

    На протяжении первого полувека своего существования огнестрельное оружие имело экспериментальный характер и оказывало незначительное влияние на ход боевых действий. Самые ранние пушки представляли собой небольшие железные или бронзовые кувшины, выстреливающие арбалетные стрелы и пули из свинца или раскаленного железа. Главное их воздействие было психологическим: огонь, грохот и вонючий дым пугали лошадей и воинов противника; по реальному убойному воздействию они намного уступали обычным лукам и арбалетам. Однако психологический эффект новизны не мог держаться долго, следствием чего стало почти полное отсутствие упоминаний о легких пушках в 1350-1360 годах. Около 1370 года появились более крупные стенобитные бомбарды из сварных железных полос, стреляющие

    каменными ядрами, но и они пока уступали требюше с противовесом.
    Эффективность раннего огнестрель­ного оружия ограничивалась не только его низкими техническими характеристиками, но в еще большей степени дороговизной и ненадеж­ностью пороха. Как известно, чер­ный порох состоит из серы, селитры и древесного угля, причем основным компонентом является селитра. Селитра выделяется при разложении органических остатков в виде белого налета. Холодный климат не спосо­бствует ее интенсивному образова­нию, геологических месторождений селитры в Европе нет (кроме южной Испании). Поэтому селитру преиму­щественно привозили с Востока, главным образом из Индии, стоила она очень дорого, и поступление ее было нерегулярным (перевозка осуществлялась транзитом через мусульманские страны, периодически пытавшиеся ввести запреты на продажу военных матери­алов христианам). К тому же далеко не сразу в Европе нашли наиболее эффективный рецепт пороха. Если процент селитры занижен (а ее старались экономить), взрывная сила пороха слабе­ет, при проценте существенно ниже половины порох горит, но не взрывается. Поэтому порох применялся не только в пушках как метательное взрывчатое вещество, но и в качестве зажига­тельной смеси, которую могли забрасывать при помощи требюше.

    Первое использование ракет в Европе отмечено около 1380 года, в боях между венецианцами и генуэзцами. Около 1420 года Джованни ди Фонтана придумал часы, способные измерять очень короткие промежутки времени, которые приводились в действие ракетами. Так он описы­вал первую европейскую ракету: «Я видел и экспериментировал с трубкой, наполненной поро­хом, которая летит по воздуху. Когда она зажжена, в самом деле, она посылается вверх силой огня, вырывающегося сзади, пока порох не иссякнет». Также он сообщает и о «летучем драконе», вдоль всего живота которого проходит длинная толстая пороховая трубка с огнем, «вырывающимся из анального отверстия». Применялся порох и в качестве зажигательного средства, усовершенствованного «греческого огня» - например, при осаде Сен-Омера англо-фламандцами в 1340 году. Резкое снижение стоимости пороха произошло в 1380 году. В это время в Европе было освоено крупномасштабное производство селитры, «подвальное дело». Выглядело это так: в подземные подвалы с известняковыми стенами наваливали органические остатки (навоз, экскременты, различные отбросы и падаль), и из них постепенно выделялась селитра. Это дурно пахнущее ремесло было очень выгодным и стремительно распространилось по Европе, однако главным его центром была Западная Германия (особенно район Франкфурта).

    Европейская селитра уступала импортной индийской в качестве (она значительно быс­трее отсыревала), но зато ее цена была приемлемой. Так, в 1370-1380 годах фунт пороха стоил во Франции 10 турских су, а в 1410-1420 годах уже 5 су; к 1500 году цена упала до 1 , 5 - 2 су. Основную часть в стоимости пороха занимала именно селитра. Даже в конце XV века она продавалась вдвое дороже, чем сера, хотя последняя в большинстве европейских стран была привозной (преимущественно из Италии). Для сравнения: в 1478 году во Франции чугунное ядро весом 12-15 фунтов стоило 5 с у , а каменное 2 с у . Любопытно, что в Лионе в 1418 году организация «порохо­вой службы» была поручена аптекарю.

    791

    Связанные записи

    Общепринятой датой появления пороховой артиллерии у христиан является 11 сентября 1326 года, когда флорентийская Синьория поручила двум своим членам обеспечить изготовление снарядов и железных пуль вместе с «пушками из металла» для защиты горо­да. В том же году появилась рукопись капеллана англий­ского короля Эдуарда II, Уолтера Милемета (Walter de Milemete) - «De notabilitatibus, sapientiis et prudentiis regum», содержащая изображение кувшинообразной пушки («pot-de-fer»), метающей железные стрелы.

    К 1327 году относится упоминание об использовании английским королем Эдуардом III пушек во время похода в Шотландию. В 1331 году пушки были использованы во время осады Чивидале в итальянской области Фриули. К 1338 году относятся первый французский документ, касающийся приобретения серы для приготовления пороха и метаемых им железных стрел, и упоминание об использовании «железных горшков для метания огненных болтов» во время морского рейда на Саутгемптон.

    В том же году английский отчет о снаряжении одного из кораблей упоминает «три железных пушки с пятью камерами и одну ручную пушку». В 1339 году французы использовали пушки при обороне Перигора и Камбре от англичан. В 1340 году в Италии была нарисована картина, содержащая изображение ручной пушки. В 1341 году в Лукке (Италия) зафиксировано использование «громового оружия» и железной пушки, стреляющей железными ядрами. В 1341 году во французском городе Лилль впервые отмечен городской maistre de tonnoire (буквально - «хозяин грома»), то есть мастер-артиллерист. В 1345 году французы изготовили в Кагоре 24 пушки для осады английской крепости Эгийон, а английский король Эдуард III приказал изгото­вить 100 пушек в Тауэре. К 1346 году относят первое в Европе применение огнестрельного оружия в полевом бою (сражение при Креси). В конце года 22 пушки были задействованы во время осады Кале. Их изготовили королевский кузнец Уолтер и один из королевских плотников,

    Реджинальд из Сент-Олбенса. Однако использовал их во время осады Кале королевский клерк Томас из Роллстона, чье имя названо в счетах во главе 12 артилле­ристов. К тому же 1346 году относится первое достоверное упоминание пушек в северной Германии. В 1356 году «Черный принц» использовал пушки во время осады Роморантена. В 1362 году огнестрельное оружие впервые использовал рыцарский Тевтонский орден, а в 1364 году в хрониках Пизы в Италии впервые в христианской Европе упомянуто применение каменных пушечных ядер.

    4567

    Связанные записи