Наши работы

1_6 sl5 3_0 2_0
Топ
    Облако меток
    Форум
    Август 2019
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Июль    
     1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728293031  

    Архив рубрики «Средневековые войны»

    Тем не менее, английские лучники сражались во многих частях Европы в составе «вольных отрядов». Первой битвой, в которой стрелки из длинного лука сражались с обеих сторон, было сражение при Шрусбери в 1403 г., когда войско сэра Генри Перси (Хотспера), поднявшего мятеж против Генриха IV, противостояло армии короля. Армия Генри Перси из 10 000 воинов выстроилась на склоне холма с лучниками впереди. Битва началась, когда лучники мошной 30-тысячной армии Генриха IV двинулись в наступление вверх по склону холма. Лучники Перси имели численный перевес, и после ожесточенной перестрелки королевские стрелки были отброшены к подножию холма. Латники сэра Перси бросились их преследовать. Королевскую армию оттеснили. Так как она имела значительный численный перевес, ей удалось охватить фланги мятежников и на одном из флангов атаковать их с тыла. Генри Перси был убит, а его разбитое войско бежало с поля боя. Исход этой битвы был решен латниками, а не стрелками из длинного лука, и в случае, когда длинные луки использовались обеими воюющими сторонами, основные потери несли сами стрелки. В ходе Войны Алой и Белой розы это правило оставалось в силе, и обе стороны обычно были вынуждены переходить к бою на короткой дистанции как можно быстрее.

    Швейцарская пика

    В то же время, когда длинный лук завоевывал свои позиции, появилось и другое оружие, которое способствовало ниспровержению тяжелой конницы, — древковое. В течение двух с половиной веков отряды копьеносцев использовались для поддержки действий конницы. В XIII и. это были отряды брабантцев, служивших во Франции, Англии и Италии. Эти наемники были вооружены копьями длиной около 4 м. В битве при Куртрэ в 1302 г. 20000 фламандцев из городского ополчения победили 50-тысячную французскую армию при помощи длинных копий, алебард и другого древкового оружия. В битве при Баннокберне в 1314 г. англичане потерпели поражение от шотландцев, большая часть которых была вооружена длинными (4 м) копьями. При Моргартене в 1315 г. отряды лесных кантонов Ури, Швиц и Унтервальден вступили в бой против войск Габсбургов и, используя алебарды, полностью разгромили рыцарей австрийского герцога Леопольда I Баварского (1290-1326).

    Во всех трех упомянутых выше битвах действия кавалерии были сильно затруднены естественными препятствиями. При Куртрэ и Баннокберне мешали болота, а в теснине при Моргартене кавалерия попала в засаду. На открытой местности, в битвах при Монс-ан-Певель в 1304 г. и Касселе в 1328 г., фламандская пехота была наголову разбита французскими рыцарями. Так же англичане уничтожили шотландских копьеносцев при Фалкирке. Основной причиной поражений пехоты была недостаточная подвижность и маневренность копьеносцев в те времена. Способные стойко держать оборону, они не могли быстро и легко перестраиваться и потому редко одерживали победу в битве своими собственными силами.

    9_38_3

    Связанные записи

    После смерти Эдуарда III в 1377 г. и с назначением Бертрана Дю Геклена (ок. 1320-1380) коннетаблем Франции французы начали отвоевывать свои потерянные территории. Дю Геклен понимал, что для победы над англичанами ему необходим контроль над ключевыми замками и городами. Используя наемную армию, он свел боевые действия к небольшим вылазкам, заманиванию противника в засады и ловушки и осадам замков и городов, избегая открытых сражений. Но в битве при Азенкуре в 1415 г. французские рыцари еще раз продемонстрировали неспособность делать правильные выводы из полученных ранее уроков. Англичане заняли оборонительную позицию, и французы, атаковавшие их тремя длинными линиями спешившихся латников без всякой поддержки, потерпели очередное сокрушительное поражение.

    Успехи французов в 1430-х г. были связаны, скорее, не с введением новой тактики, а с появлением Жанны д’Арк, сумевшей вселить в них надежду и воодушевить. Она научила воинов атаковать англичан с ходу, не давая им возможности занять свою неуязвимую позицию на склоне холма. В течение небольшой передышки в 1444— 1449 гг. французы сумели организовать свою национальную армию и в битве при Форминьи в 1450 г. показали, что нашли, наконец, средство и против длинного лука. Английская армия, насчитывавшая около 4500 воинов, выстроилась на склоне холма в своем обычном боевом порядке, но имевшие небольшой численный перевес французы не пошли в атаку, как делали это раньше. После двухчасовой перестрелки французы выдвинули вперед две кулеврины и стали обстреливать продольным огнем позиции стрелков из лука, находясь вне досягаемости для их выстрелов. Некоторые из лучников, нарушив строй, атаковали орудия, и получившие возможность перейти в контратаку французские латники завязали рукопашный бой и быстро расправились с ними.

    Ни в одной другой стране длинный лук не был принят на вооружение, главным образом потому, что стрелку из длинного лука необходима была постоянная тренировка для достижения и поддержания хороших результатов в стрельбе. Воин должен был иметь собственный лук и стрелы, а не получать их из арсенала во время призыва на службу, и в очень немногих европейских странах решались на то, чтобы давать в руки крестьян постоянное оружие, опасаясь восстаний.

    7_3

    Связанные записи

    Эта тактика получила дальнейшее развитие в ранние годы правления Эдуарда III (1312—1377) в сражениях при Дуплин-Мур в 1332 г. и при Халидон-Хиллс в 1333 г. В сражении при Дуплин-Мур 500 рыцарей и 2000 стрелков из длинного лука противостояли 10-тысячной армии шотландцев. Англичане заняли позицию на холме со спешившимися рыцарями в центре, оставив в резерве небольшой конный отряд. На флангах, чуть выдвинувшись вперед, чтобы иметь возможность обстреливать передовые позиции противника, разместились стрелки.

    Шотландские копьеносцы атаковали латников тремя колоннами, но, понеся потери под грачом стрел с флангов, были остановлены. Остановившись, колонны копьеносцев потеряли возможность маневра, столпились в центре позиции и были почти полностью уничтожены стрелками излука. Отряд английской конницы довершил разгром противника. При Халидон-Хилле Эдуард использовал ту же тактику с той лишь разницей, что его конница перешла в атаку и разгромила шотландцев, когда их передовой отряд дрогнул под градом обрушившихся на него стрел.

    Понимая, что он не имеет возможности вступить в бой со значительно превосходящей в численности французской конницей в обычном конном строю, Эдуард III применил эту тактику и в ходе Столетней войны (1337-1453), следя за тем, чтобы его фланги и тыл были защищены от атак конницы естественными преградами. Что касается французов, то они не сделали никаких выводов из событий в Шотландии и поражения в морском сражении при Слейсе в 1340 г., где английские стрелки-лучники, осыпавшие тучей стрел палубы французских кораблей, в очередной раз торжествовали победу. Небольшое сражение при Морле в 1342 г. и сражение в 1345 г., когда 500 латников и 2000 стрелков помогли гасконцам вытеснить вторгшееся французское войско, тоже прошли мимо их внимания.

    Результатом такого пренебрежения стал исход битвы при Креси и в 1346 г. Французы в этом бою выставили 35 000 воинов против 10 000 англичан, из которых только 1140 были латниками. Пятнадцать раз французы силами своей конницы атаковали поддерживаемых стрелками выстроенных в линию спешенных латников. В первые минуты сражения 5500 английских стрелков засыпали стрелами и отбросили с позиций 5000 ошеломленных генуэзских арбалетчиков, а затем сконцентрировали стрельбу на лошадях французских рыцарей, убив и ранив сотни перепуганных животных, которые сбрасывали и ранили своих седоков. Лучники не смогли решить исход битвы самостоятельно и часть французов сумела вступить в рукопашную с латниками, хотя количество французских воинов уже не позволяло оказывать серьезное давление на позиции англичан. С наступлением темноты французы отступили, потеряв около трети своей армии.

    Французы отказались признать, что на исход этой битвы повлияло использование противником длинного лука, и приписали свое поражение тому, что английские латники сражались в пешем строю. Поэтому, когда воюющие стороны снова сошлись в битве при Пуатье в 1356 г., французы спешили свою конницу и лишили себя единственного преимущества латников — наступательного натиска. В тот момент англичане не располагали стрелками из лука в количестве, достаточном для предотвращения ближнего боя, и первая линия атакующих французов была разбита в основном с помощью латников. Вторая линия французов отступила с поля боя вместе с получившими отпор воинами первой линии. Когда третья линия стала выдвигаться вперед для атаки, Эдуард III, как и при Халидон-Хилле, перехватил инициативу и, посадив своих латников на коней, атаковал спешившегося противника. Одновременно он выслан небольшой конный отряд в обход по правому флангу для нападения на вражеский тыл. После кровопролитного боя третья линия французского войска была также разгромлена.

    6_35_38_4

    Связанные записи

    Английский длинный лук

    Длинный лук сохранился в Южном Уэльсе и некоторых других частях Англии по меньшей мере с XII в. Но по-настоящему мощный потенциал этого оружия оценил лишь Эдуард I, когда завоевывал Северный Уэльс. В 1282 г. в его армии было Х50 наемных арбалетчиков. В течение последовавшего десятилетия количество арбалетчиков снизилось до 70, а их место заняли многочисленные формирования стрелков с длинными луками. В 1292 г. в битве близ Оревинского моста (Orewin Bridge) его вера в «новое оружие» была полностью вознаграждена. Валлийцы, в основном копьеносцы, заняли позицию на переднем склоне холма прямо над мостом, на расстоянии выстрела излука. При любой попытке конницы или пехоты форсировать реку валлийцы могли спуститься с холма и вступить в бой, не давая англичанам возможности получить подкрепление. На рассвете следующего дня английская пехота перешла реку в верхнем течении через неохраняемый брод и атаковала валлийцев с фланга. Те отступили, чтобы занять позицию на вершине холма. Конница была бессильна против выставленных вперед копий, но в этот момент стрелки из длинного лука получили приказ начать стрельбу, и под градом стрел ряды валлийцев стати таять. Не имевшие возможности нарушить строй для атаки или отступить под угрозой прорыва вражеской конницы, валлийцы были перебиты, а конница англичан довершила разгром. Данный случай является прекрасным  примером сочетании ударной и стрелковой тактики.

    Эдуард I применил эту тактику против Шотландии и в битве при Фалкирке в 1298 г. и с 12500 пехотинцами и 2500 рыцарями разгромил шотландскую армию из 10 000 пехотинцев и 200 рыцарей. Шотландцы заняли позицию на переднем склоне холма за болотом и образовали 4 больших ощетинившихся копьями отряда. В интервалах между отрядами расположились около 2000 лучников, а рыцари прикрывали тыл. Пересечь болото было невозможно, и фланговые баталии Эдуарда пошли в обход. Головная баталия под командованием Эдуарда совершила обход справа. Не вступая в сражение, шотландские рыцари покинули поле боя, дав английской коннице перебить большую часть лучников, пока она не была отброшена копьеносцами, понесшими при этом большие потери. Тогда Эдуард ввел в бой стрелков из длинного лука. Это было повторением битвы близ Оревинского моста, и лишь немногие из шотландских копьеносцев смогли остаться в живых. Поражение при Баннокберне, которое 10-тысячная шотландская армии нанесла 23-тысячному английскому войску под командованием Эдуарда II, стало прямым следствием попытки английской конницы выиграть битву своими силами.

    4_3


    Связанные записи

    ТАКТИКА

    Существовало только два способа разгрома противника в сражении — ударная тактика, при которой врага опрокидывали натиском и моральным давлением, и его массированный обстрел из луков, арбалетов и метательных орудий прежде, чем он успевал подойти на близкое расстояние, или для подавления обороны. Два этих способа могли комбинироваться, но в XIV в. основную ставку все же делали на сокрушительную атаку тяжелой конницы при поддержке небольших отрядов профессиональных копьеносцев и арбалетчиков.

    Крупномасштабные сражения были достаточно редки, и часто боевые действия сводились к перестрелкам или стычкам между небольшими отрядами рыцарей, где главной целью было сбить противника с коня и взять его в плен, чтобы впоследствии заставить его заплатить за себя выкуп. В более крупных сражениях конницу делили на большие баталии, которые, в свою очередь, делились на отряды и поддерживались подразделениями пехоты. Такими отрядами могли осуществляться успешные атаки на позиции противника, причем каждая баталия или отряд имели возможность собраться и перестроиться под прикрытием своей профессиональной пехоты, состоящей из арбалетчиков и копьеносцев, защищенных большими щитами.

    При таком построении арбалетчики могли стрелять, не опасаясь вражеской конницы, так как выставленные вперед копья служили хорошей зашитой, если только плотность рядов копьеносцев не нарушалась стрелами противника.

    Такая тактика была общеупотребительной в первой половине XIV в. и продолжала применяться во многих частях Европы и во второй половине XV в. Однако использование длинного английского лука с 1346 г., а также появление швейцарских копьеносцев в начале XV в. вызвали радикальные изменения в тактике.

    3_3

    Связанные записи

    Артиллерия

    Хотя артиллерия не была по-настоящему эффективной до XV в., она все же использовалась в сражениях и при осадах уже с 1320-х гг. и с самого начала подразделялась на два вида: для осады и для уничтожения живой силы противника. Осадные орудия XIV и частично XV вв. изготавливались при помощи сварки железных полос, соединенных на деревянной оправке железными обручами. После остывания металла деревянная основа выжигалась. Получалась металлическая труба, один коней которой закрывался железной каморой с пороховым зарядом, которую вкладывали в ствол и закрывали заслонкой. Такие каморы имели форму бутылки, открытая часть которой соединялась с казенной частью орудия. В ней также имелось небольшое отверстие, к которому подносили фитиль для воспламенения заряда. Многие орудия были снабжены несколькими каморами для увеличения темпа стрельбы. К 1430 г. изготавливались орудия калибра 635 мм, способные стрелять каменными ядрами весом до 180 кг. Многие крупные орудия заряжались через дуло, а казенная часть закрывалась металлической втулкой. Орудия малого калибра привязывали для стрельбы и транспортировки к специальным полозьям, а крупные орудия закрепляли с помощью деревянных брусьев. Перевозили большие орудия на станках, снабженных обитыми железом колесами. На станок их устанавливали при помощи лебедки.

    Небольшие дульнозарядные орудия отливались из меди. Согласно описанию подобного орудия, данному в 1320 г., оно стреляло металлическими стрелами.

    Другой ранней формой артиллерийского орудия был так называемый «рибольдекен» (ribauldequin) — несколько небольших стволов, установленных на общем деревянном лафете с колесами так, что они могли выстрелить синхронно. Порох для стрельбы изготавливался на месте — для предотвращения взрыва или порчи при транспортировке. Изготовление и закладка заряда из такого пороха требовали известной сноровки, так как спрессованный слишком туго порох мог не воспламениться, а слишком рыхлый мог сгореть понапрасну.

    С 1450 г. порох стали гранулировать, чтобы сделать его более стойким к посторонним воздействиям, но заряды стали более мощными, и использовать их теперь можно было только при стрельбе из литых орудий. К 1440 г. в Европе стали делать орудия из бронзы, и в течение второй половины XV в. из бронзы было отлито множество длинноствольных пушек небольшого калибра, стрелявших металлическими ядрами. Начальная скорость полета ядра у таких орудий была очень высокой, и их часто использовали для стрельбы по укреплениям. Около 1470 г. такие легкие и более мобильные орудия стали отливать с цапфами1, что давало возможность устанавливать их на лафете с колесами и поднимать или опускать ствол орудия при стрельбе. Впервые по-настоящему мобильная полевая артиллерия сопровождала короля Франции Карла VIII (1470-1498) во время его вторжения в Италию в 1494 г., и битва при Форново (1495) стала первым сражением, в котором полевая артиллерия сыграла решающую роль.

    Производным от рибольдекена стала ручная пушка, небольшое орудие, устанавливаемое на деревянном ложе, применение которого повсеместно началось около 1385 г. Первые ручные пушки были сделаны грубо и очень медленно заряжались, но в начале XV в. их размеры уменьшились, ложе стали делать так, что оружие можно было держать на уровне груди, а вместо подносимого свободной рукой фитиля стали использовать спусковой крючок. Оружие было достаточно действенным при одновременной стрельбе залпом, но по-настоящему эффективным оно стало после введения в середине века фитильного замка. Теперь это оружие, которое вполне можно было противопоставить стрелкам из длинного лука и колоннам копьеносцев, стало называться аркебузой. Набранные преимущественно из немцев, отряды аркебузиров сражались в большинстве европейских войн второй половины XV в.

    6_27_28_2

    Связанные записи

    Пехота

    Пехота делилась на несколько типов: тяжелая, из полностью защищенных доспехами пеших воинов в латах; средняя, из профессиональных солдат в полудоспехе (арбалетчиков, копьеносцев и городских ополченцев); легкая, из лучников без доспехов, копьеносцев или метателей дротиков, пращников и массы ополченцев, вооружением которых часто были лишь сельскохозяйственные инструменты, насаженные на длинные рукоятки.

    Из ополченцев в местах их сбора формировались отряды. Однако в битве они сливались в малопригодную для маневра массу легковооруженных воинов. Обычно таких ополченцев держат в тылу, и они не могли заметно влиять на ход битвы. Если основная часть войска терпела поражение, они гибли во множестве под напором вражеской конницы, а в случае победы помогали преследовать вражескую пехоту. В гуще конного боя они могли подрубать нош копей вражеских воинов своими косами и топорами, подрезать им сухожилия длинными ножами или колоть их копьями. Перед началом битвы лучники, пращники и метатели дротиков из рекрутов начинали перестрелку с войском противника. Швейцарцы придавали большое значение стрелковой подготовке, и часто в таких перестрелках участвовало более четверти армии.

    Городское ополчение и наемники служили ядром пехоты и согласно определенной системе делились на отряды. Профессиональная французская пехота в XIV в. включала копьеносцев и арбалетчиков, организованных в отряды по 30 воинов, каждый пол началом коннетабля, на копье которого развевался отличительный флажок. В Англии пехотой также иногда командовали констебли, а к концу XII в. Их численность в уэльской пехоте доходила до 500 человек, и, видимо, это был постоянный размер для таких подразделений в то время (когда английская армия форсировала Сомму перед битвой при Азенкуре, ее передовой отряд насчитывал до 500 спешенных латников).

    Английские стрелки из длинного лука были организованы в подразделения, набранные по церковным приходам, под командой старшего лучника (Master Bowman), а отряды, прикрепленные к каждой из трех основных баталий, были поставлены под командование рыцаря или сержанта. В правление Эдуарда III был сформирован отряд «лучников охраны короля» из 120 стрелков. Этот набранный из лучших стрелков королевства отряд взаимодействовал с сержантами-латниками и рыцарями. Французы подхватили эту идею во второй половине века, создав отряд шотландских лучников.

    Швейцарская фаланга копьеносцев была сформирована из хорошо дисциплинированных отрядов, набранных в кантонах, представлявших собой отдельные государства с самостоятельным народным собранием. Отряды группировались в три колонны, численность которых варьировалась в зависимости от состава армии: первоначально до 500, позднее — от 5000 до 6000 воинов. Каждый кантон выбирал своего капитана, а капитаны — командира для каждой колонны.

    Основной единицей в армиях гуситов была боевая повозка. Каждая повозка и ее возница сопровождались десятью воинами с копьями и иенами, охранявшими интервалы между повозками, а в самих повозках находилось по 10 лучников, стрелков из огнестрельного оружия или арбалетчиков. Ландскнехты были организованы в отряды примерно по 400 воинов, а сами отряды группировались в три фаланги наподобие швейцарских.

    Испанская пехота в конце XV в. делилась на «колонелсии» по 1000 воинов, в кал юи по 4 отряда и I 250 воинов. Один отряд состоял из мечников с небольшими щитами, второй — из копьеносцев, третий — из аркебузиров, четвертый — из легких конников или «гинетов» (ginetes).

    2_23_24_25_2

    Связанные записи

    Термин «латник» может быть отнесен ко всем конным воинам и доспехах. Рыцарей тоже можно называть латниками, но надо иметь в виду, что далеко не все латники были рыцарями, а могли быть сержантами или оруженосцами. Именно сержанты и оруженосцы, которые обычно сражались позади состоявшей из знати и рыцарей первой шеренги, составляли основную массу латной конницы.

    Легкая конница была представлена хобиларами, то есть копьеносцами и стрелками-лучниками без доспехов, сражавшимися верхом на небольших легких лошадях. Их использовали в качестве курьеров или разведчиков, и обычно они не принимали участия в кавалерийских сражениях. В прямом смысле слова они больше напоминали верховую пехоту, хотя иногда их могли использовать в качестве легкой конницы для преследования разбитого противника.

    Тактическое использование в ходе Столетней войны (1337—1453) большого количества лучников, поддерживаемых латниками, показало, что два этих рода войск должны быть способны к передвижению с одинаковой скоростью. Поэтому в XIV в. произошло увеличение количества английских конных лучников. Так, Эдуард III (I312-1377) в 1334г. создал формирования конных лучников для придания большей мобильности своим войскам в ходе пограничных войн с Шотландией. Во второй половине XIV в. некоторое количество французской пехоты также было посажено на коней, для того чтобы она могла вести бой с чрезвычайно мобильными «летучими колоннами» английской конницы.

    Для военных целей использовались три породы лошадей: высокий и тяжелый боевой конь (только на турнирах), простая порода лошадей под названием «роунси» (rounsey) (использовалась всеми родами войск в ходе военных действий) и рысаки, высота которых достигала 160 см и которые имели сходство с большими скаковыми лошадьми. Последняя порода — в качестве боевых коней рыцарями. Такого коня оруженосец или слуга-паж подводил рыцарю перед началом сражения.

    5_16_17_18_19_11_2

    Связанные записи

    Несколько таких отрядов общей численностью 200-300 воинов образовывали эквивалент современного кавалерийского полка. В битве при Баннокберне (1314) 3000 английских конников были разделены на 10 баталий (battles) по 300 воинов. Затем из лих подразделений сформировали передовой, основной и замыкающий отряды, по 3 баталии в каждом, а десятая баталия действовала в качестве выдвинутого вперед сторожевого отряда. В Византии существовало эквивалентное формирование из 450 воинов — бандона; французские королевские ордонансовые роты середины XV в. насчитывали до 500 воинов, 100 копий по 5 человек. Каждый «полк» возглавлял рыцарь-бакалавр, имевший право на ношение своего вымпела.

    Два или три таких «полка» обычно объединялись под началом командующего, как это было в битве при Баннокберне. Таким командующим мог быть король, принц или представитель высшей знати, имевший собственное знамя и штандарт, под которыми мог вести войска. Начиная с 1350-х гг. командующим мог быть и человек незнатного происхождения, имевший большой опыт в военном деле и способный командовать большим войском. Таких командующих называли баннеретами («рыцарь со знаменем», banneret), так как им было дано право на собственное знамя и штандарт.

    Конница состояла из высшей знати, рыцарей, сержантов, оруженосцев, латников, хобиларов и конных стрелков. Знатные вельможи и рыцари имели титулы, различавшиеся в зависимости от происхождения и земельных владений. К высшей знати принадлежали бароны, графы, лорды, герцоги и принцы (князья), каждый из которых командовал своим ополчением. Рыцари подразделялись на «рыцарей со знаменем», рыцарей-бакалавров и простых рыцарей. Эти воины были командирами наряду с придворными рыцарями и рыцарями меньшего достатка, сражавшимися как обычные воины. Рыцари меньшего достатка нередко сражались как обычные воины. И сами рыцари, и их кони были защищены доспехами. Сержантами могли быть воины рангом ниже рыцарского, но имевшие рыцарское снаряжение или его облегченный вариант. Их кони были не такими крупными, как у рыцарей, и не были защищены доспехами.

    Оруженосцами были ученики рыцарей, экипированные так же, как и сержанты. Как правило, в походе каждого рыцаря сопровождали 2-3 оруженосца. Старший оруженосец назывался оруженосцем-телохранителем (the squire of the body) и должен был постоянно находиться рядом с господином во время сражения. Изначально обязанностей у оруженосца было довольно много. Он помогал господину надевать доспехи, во время боя подавал ему оружие вместо сломанного или потерянного, подводил свежего коня и присматривал за захваченными господином пленными; спасал господина от плена, выносил раненого с поля боя, помогал в сражении, если господин был атакован одновременно несколькими воинами, а также выполнял обязанности младшего офицера в его свите. Однако имеются свидетельства, что уже во второй половине XIV в. большинство этих обязанностей стали чисто символическими, а оруженосцев вместе с сержантами использовали для комплектования отрядов средней конницы.

    1_12_13_14_1

    Связанные записи

    ОРГАНИЗАЦИЯ ВОЙСК

    На поле боя средневековые армии обычно делились на три части: передовой отряд, или авангард, основной отряд и замыкающий отряд, с легкими подразделениями, действующими под управлением своих командиров; на марше они двигались в том же порядке. Перед сражением основной отряд располагался в центре, авангард — на правом фланге, а замыкающий — на левом (замыкающий отряд не следует смешивать с арьергардом, предназначенным для защиты тыла отступающей армии). Там, где для такого построения не было достаточною пространства, два отряда могли располагаться на передней линии, а один оставался в резерве. Они могли выстраиваться и в три линии, одна за другой. Небольшие полразделения, действовавшие в каждом из отрядов, будут описаны ниже.

    Конница

    Наименьшим подразделением конницы было «копье» (lance). Его не следует путать со свитой, в которую также входили пешие воины и которую обычно разъединяли на месте войсковою сбора, чтобы сформировать одинаково вооруженные подразделения. В английское копье теоретически входил один рыцарь, один латник и два конных лучника. Английский поэт Джефри Чосер в 1360 г. упоминает при описании такого копья рыцаря, оруженосца  и только одного  конного лучника.

    Французское копье в 1450 г. состояло из латника, оруженосца и трех конных стрелков, либо двух конных стрелков и одною «хобилара» (hobilar) (легкого кавалериста). В Италии самым ранним подразделением, упоминаемым при описании «компании удачи», является «барбута» (harbuta). состоявшая из конного сержанта и латника. В 1350-х гг. ему пришло на смену копье, в которое входили латник, оруженосец и слуга (или паж).

    В Италии пять копий образовывали «посту» (posta). Пять пост образовывали «бандиеру» (bandiera, знамя) из 25 всадников.

    Согласно королевскому ордонансу 1351 г. французская конница делилась на отряды (routes) определенной численности. Сколько в отряде было воинов, нигде не упоминается. В Англии такие отряды насчитывали от 25 до 80 копий, по 50 воинов под командой рыцаря, на копье которого развевался вымпел. В Византии командиров, под командой которых первоначально находились отряды по 50 воинов, называли «винтенариями» (Vintenaries). Византийское военное искусство в Западной Европе изучали как при помощи римских военных трудов, так и на практике, в ходе Крестовых походов, и чин винтенария упоминался в английских документах того времени довольно часто.

    6_07_08_09_0

    Связанные записи